Na-svet.ru

Мать и Дитя

Разделы

Заочные лекции для матерей
 Кесарево сечение
 Азбука семейной жизни
 Как любить ребенка//Януш Корчак
 Происхождение детских неврозов и психотерапия//А.И.Захаров
 Мы и наши дети (Б. и Н. Никитины)
 Резервы здоровья наших детей (Б. и Л. Никитины)
 Воспитание в утробе матери, или рассказ об упущенных возможностях
 Пренатальная психология
 Полезная информация
 Государственность и семья
 Семейный кодекс РФ
 Комментарий к Семейному кодексу РФ
 


11
1
2

Заочные лекции для матерей

Поговорим о странностях любви

То, что произошло, кажется вам чудом. Огромный, холодный, чужой мир внезапно стал уютным, теплым и близким; еще недавно выводившие вас из себя причуды погоды кажутся теперь милыми капризами, и вы с радостью воспринимаете даже слякоть и дождь со снегом; до того незамечаемая красота природы вдруг открылась вам во всей своей прелести и многообразии — и все потому, что из сонма окружающих вас людей как-то незаметно выделился один-единственный, самый дорогой для вас сейчас человек, Любимый, с которым так хочется навсегда связать свою жизнь...

Что ж, подобное ваше желание — закрепить и упрочить свою любовь брачным союзом — является целиком и полностью естественным, и не случайно исследования социологов, начиная с 60-х гг. нашего столетия, демонстрируют одну и ту же картину: резкое преобладание любовной мотивации среди прочих причин создания семейного союза. Однако есть в этих исследованиях и нечто другое, что заставляет серьезно задуматься о странностях любви: явственная и недостаточная стабильность заключенных по любви браков.

Не правда ли, это выглядит парадоксом? Самое возвышенное из человеческих чувств, нравственная основа семьи и семейных отношений по каким-то непонятным причинам оказывается фактором, не способствующим ее стабильности. И может быть, именно эта более или менее явно ощущаемая людьми «недееспособность» любви является одной из причин того, что возвышенное и возвышающее стремление любить и быть любимым(ой) стало в последние годы уживаться с браками по расчету, построенными на точной оценке материально-бытовых условий. А мужчины и женщины, пережившие крах своей семейной жизни, чем дальше, тем больше стали пенять на любовь как на основную причину гибели своего супружества.

Так, может быть, любовь действительно в чем-то виновата? Может быть, в эпоху НТР это возвышенное чувство оказывается просто несостоятельным, и правы те, кто утверждает, что современная семья должна строиться на каких-то других, более рациональных основах?

Нет, это неверно. Любовь действительно необходима счастливому супружеству, ибо именно она смягчает неизбежные трения между супругами, а во-вторых, является основой той удивительной, празднично-приподнятой атмосферы, которая сопровождает счастье двоих. И если она необходима счастливому браку, то ее явно недостаточно браку стабильному. Это можно объяснить неверным пониманием сущности любви, а также ее подлинной роли в современном супружестве.

Начнем с вопроса о сущности любви. К сожалению, несмотря на многовековые попытки дать исчерпывающее ее определение (а может быть, и благодаря им), до сих пор нельзя назвать то, которое характеризовало бы любовь с максимальной полнотой. Диапазон определений столь велик и полярен, что кажется вполне уместной ирония американского социолога К. Киркпатрика, отметившего, что, в то время как для романтически настроенных людей любовь есть что-то романтическое и исступленное, заведомо не приемлющее натуралистического объяснения, некий ученый описывал это чувство как одну эндокринную систему, обращенную к другой.

Столь авторитетное издание, как философская энциклопедия, желающих посмотреть, что в ней написано в разделе «Чувства», тут же отсылает в раздел «Эмоции», определяя последние как особый класс психических процессов и состояний, связанных с инстинктами, потребностями и мотивами, и отмечая, что они выполняют функции регулирования активности человека и порождают у него переживания удовольствия и неудовольствия, страха, радости и т. п.

Однако, относя чувства вообще в раздел «Эмоции», энциклопедия выделяет как совершенно самостоятельный раздел «Любовь», давая тем самым заслуженно высокую оценку этому человеческому чувству. Любовь определяется как нравственно-эстетическое чувство, выражающееся в бескорыстном и самозабвенном стремлении к своему объекту, специфическим содержанием которого (чувства) является самоотверженность, самоотдача и возникающее на этой основе духовное взаимопроникновение. Индивидуальности, утверждает почтенное издание, с их духовными и природными различиями образуют в любви завершенное единство; дополняя друг друга, они выступают как единое целое. Нравственная природа любви выявляется в ее устремленности не просто на существо другого пола, а на вполне конкретного, единственного и неповторимого человека.

На первый взгляд вышеприведенное определение грешит свойственным энциклопедическим изданиям академизмом и вряд ли может быть использовано в качестве своеобразного руководства к действию. Однако это не так. Дело в том, что в нем в максимально сжатой, экстр актированной форме приводятся все те сущностные характеристики подлинной любви, на которые только и можно ориентироваться, принимая решение о создании семейного союза, — характеристики, которые в то же время нуждаются в некоторой расшифровке.

Пожалуй, безусловно важнейшей из них является устремленность не просто на существо другого пола, а на вполне конкретного, единственного и неповторимого человека. На первый взгляд эта характеристика присуща любви. Однако знатоки человеческих душ — писатели и психологи — давно уже обратили внимание на тот факт, что весне человеческой жизни — юности — свойственна потребность любви, жадно ищущая своего выражения, отчего, как удивительно точно заметил В. Г. Белинский, жажда чувств вступающего в жизнь поколения «обращается на первый предмет, способный поразить юную фантазию истинным или мнимым сходством с ее идеалом, и так же скоро погасает, как вспыхивает».

Чем чревато подобное нетерпение любви? Прежде всего — реально возможными ошибками выбора, тем более опасными, что, по данным социологов, первая дружба юношей и девушек заканчивается браком примерно в трети случаев. Дело в том, что, хотя у каждого из нас еще задолго до брака есть определенные представления об идеальном спутнике жизни, в момент встречи решающую роль играют эмоции и чувства, которые окрашивают образ в розовые тона. В этот момент мы накрепко закрываем глаза на все особенности поведения избранника, которые этому образу противоречат. По данным психолога Л. Алексеевой, подобный период легкого помешательства (а оно всегда сопутствует влюбленности) длится от шести месяцев до полутора лет (что вполне достаточно для того, чтобы вступить в брак), после чего «эмоциональная блокада» наконец-то снимается и мы начинаем сначала замечать то плохое, что ранее скрывали от нас шоры влюбленности, а затем, как бы отделив образ и характеристики партнера от него самого, начинаем сравнивать их с добрачными эталонными представлениями. Достаточно часто по печальной схеме: «Вот что я хотела получить. Боже мой, что же я получила?!»

Правда, закономерный и неизбежный в юности всплеск страсти далеко не всегда вызывается собственно любовью, и не столь уж редки случаи, когда за это прекрасное чувство принимается влюбленность.

Ученые давно разделяют эти формы эмоциональной привязанности, хотя для многих молодых людей это деление является «тайной за семью печатями». Между тем понять, чем именно влюбленность отличается от большой, подлинной любви, несложно. Согласно древней восточной формуле любви, влечения человека имеют три источника;

ум, душу и тело. Влечение ума порождает уважение, влечение души порождает дружбу, влечение тела порождает желание. Слияние трех влечений порождает любовь.

В том-то и дело, что для достижения подлинной любви необходимо единение всех этих трех влечений, и влюбленность отличается от истинного чувства любви тем, что в ней этого слияния нет — эмоциональная привязанность основывается только на одном (максимум — на двух) из влечений: на уважении, дружбе или желании. Легко увлечься признанным лидером класса, влюбиться в девушку или юношу, с которыми ты дружишь чуть ли не с пеленок; принять за любовь огонь пробуждающейся чувственности. Но никакая из форм влюбленности никогда не достигнет уровня подлинной любви. Именно поэтому влюбленность ярко вспыхивает, но быстро сгорает, тогда как любовь очень долго горит ясным и чистым пламенем.

Итак, подлинная, делающая возможным счастье семейного союза любовь предполагает единственность избранника и соответственно гармоничное слияние всех трех влечений людей друг к другу — души, ума и тела. И право, можно только пожалеть, что эта характеристика истинного чувства далеко не всегда оказывается присущей чувствам современных мужчин и женщин, которые, как известно, «и жить торопятся, и чувствовать спешат», и не сама по себе любовь, а ее подмена, эрзац и суррогат, ответственна за неуспех браков, которые, казалось бы, были заключены по возвышенно-прекрасной причине.

Однако обратили ли вы внимание на еще одну существенную характеристику любви, которую дала философская энциклопедия, — на выражение этого чувства в бескорыстном и самоотверженном стремлении к своему объекту, суть которого — самоотверженность, самоотдача и возникающее на этой основе духовное взаимопроникновение?

Еще в Древней Греции мыслители, ученые разделяли любовь на два типа: любовь-эрос, выражающуюся в стремлении к обладанию своей страстью, и любовь-агапе, которая предполагает бескорыстную самоотдачу, растворение себя в любимом. Возможно, в чем-то опираясь на эту мысль, современные ученые выделили два вида любви: эгоистическую, предпочитающую брать от другого, и альтруистическую, стремящуюся отдавать другому все, что нужно для его счастья. Однако стоит ли говорить о том, что даже при наличии полноты влечения звания подлинной любви заслуживает только любовь альтруистическая, предполагающая, по словам Стендаля, соревнование между мужчиной и женщиной за то, чтобы доставить друг другу как можно больше счастья, и нельзя не посетовать на то, что в своем безудержном стремлении потреблять многие современные мужья и жены добрались уже и до самого сокровенного — любви другого и, убивая эту любовь своим эгоизмом, умудряются еще и сетовать на дурман чувств как на причину гибели своего супружества.

Не надо забывать, что любовь не исчерпывает брак и брак любовью не исчерпывается! А это значит, что помимо любви в стабильном и устойчивом браке должно быть и еще что-то, позволяющее мужу и жене обрести совместное счастье. А именно — супружеская совместимость, во многом определяющая успешность брачного союза. И деятельное осознание ответственности за семью, понимание того, что семейный союз подчиняется иным, более строгим и непреложным законам, нежели любовные отношения. Но осознанию всего этого, как ни странно, любовь может только помешать.

К сожалению, фетишизируя роль любви в браке, мы очень часто ищем не супруга, а любимого, забывая о том, что одной любовью жив не будешь и жить-то нам не с одним этим прекрасным чувством, а с ее предметом и носителем — вполне конкретным человеком, у которого свой мир, свой темперамент, характер и личностные особенности, отчего слияние двух Я не всегда приводит к появлению одного Мы.

Немаловажно и то, что опутанные романтическим флером любви, мы очень часто забываем тот факт, что, сколь бы супруги ни любили друг друга, сколь ни велика была их взаимная страсть, в семье своей они просто обязаны будут выполнять обычные для каждой супружеской пары функции и что уже в медовый месяц у них неизбежно возникнут проблемы по этому поводу, ибо даже в этот прекрасный период супружества кто-то все-таки должен убирать, стирать и готовить. И любовь здесь может даже помешать. Пожалуй, очень точно эту мысль выразил западногерманский ученый X. Шельский, сказавший, что, когда ожидание любви становится первостепенным мотивом брака, основной смысл семейной жизни с ее повседневными заботами, уходом за маленькими детьми сводится к гибели иллюзий, разрушению волшебства, что ведет к поискам любовного партнера вне брака и к супружеской неверности. И здесь вполне позволительно задуматься: а не в увлечении ли любовью таятся корни столь навязчиво повторяющейся в судах причины распада семей, как супружеская измена?

И если любовь становится главной причиной супружества, уход ее начинает немедленно рассматриваться как причина прекращения брака. Однако и житейская практика, и научная теория, и просто элементарная логика свидетельствуют, что семья может и должна сохраняться и в этих случаях, причем держаться не только на ведении общего хозяйства и воспитании детей, а все на тех же чувствах, ибо сохранение взаимных симпатий и уважения неизбежно в тех семьях где люди действительно любили друг друга.

Ну вот пока и все о странностях любви. Пока — потому что мы еще будем говорить об этом чувстве, рассматривая условия его сохранения. Сейчас же этого вполне достаточно для того, чтобы, принимая решение о создании семьи, вы, основываясь на понимании сущности

любви и ее роли в браке, строже и требовательнее отнеслись к своим чувствам.

 

 


читать далее

Содержание

- Брак.Семья.Общество
 Глава I. Пока вас только двое
 Поговорим о странностях любви
 - Мы родом из детства
 - Когда принимаешь решение
 - К гармонии в браке
 - О серьезности намерений
 - С точки зрения закона
 - Личные права супругов
 - Ах, эта свадьба!
 Глава II. Первые месяцы вместе
 - Любовью дорожить умейте
 - Азы супружеского счастья
 - Первая брачная ночь
 - Медовый месяц
 - Предупреждение беременности
 - Молодые и родители
 - Семейные портреты
 Глава III. Искусство быть друг с другом
 - О парадоксах взаимной адаптации
 - Три ступени совместимости
 - Испытания конфликтом
 - Семейный театр
 - Семья в психологическом рентгене
 - Поэзия таинства
 Глава IV. Семейное хозяйство
 - Любовная лодка и быт
 - Домашний труд во благо
 - О семейной экономике
 - Вкусно. Быстро. Дешево
 - Миражи потребления
 - Уют вашего дома
 - Слагаемые комфорта
 Глава V. Здравствуйте, дети!
 - Что нам дарят дети
 - Мои родители и я как родитель
 - Родительская любовь
 - В ожидании аиста
 - Трудно ли быть мамой?
 - Уход за новорожденным
 - Ребенок обживает дом
 - Под опекой государства
 Глава VI. Ступеньки лестницы взросления
 - Психология возрастного развития
 - Человек в колыбели
 - Человек играющий
 - Школьные годы
 - С нулевой по десятый
 - Трудный возраст
 - Шаги к самоопределению
 - «Уж я не мальчик…»
 - Будущие родители
 - На пороге семейной жизни
 - Что может быть лучше джинсов?
 Глава VII. Лето супружества
 - Середина жизни
 - «Освобожденные» родители
 - Для тех, кому за ...
 - Если предстоит развод...
 - Возвращение друг к другу
 - Когда я буду бабушкой
 - Союз поколений
 - Вместо заключения