Na-svet.ru

Мать и Дитя

Разделы

Заочные лекции для матерей
 Кесарево сечение
 Азбука семейной жизни
 Как любить ребенка//Януш Корчак
 Происхождение детских неврозов и психотерапия//А.И.Захаров
 Мы и наши дети (Б. и Н. Никитины)
 Резервы здоровья наших детей (Б. и Л. Никитины)
 Воспитание в утробе матери, или рассказ об упущенных возможностях
 Пренатальная психология
 Полезная информация
 Государственность и семья
 Семейный кодекс РФ
 Комментарий к Семейному кодексу РФ
 


11
1
2

Заочные лекции для матерей

Испытания конфликтом

Семейные разногласия еще не раз будут обсуждаться на страницах нашей книги, ибо от того, насколько успешно справляются с ними супруги, зависит счастье семьи, и, право же, этой чрезвычайно важной теме не грех было бы посвятить и отдельное издание. Однако уже сейчас нам хотелось бы познакомить вас с наиболее распространенными причинами конфликтов, возникающих в семье в сложный период подгонки друг к другу.

Начнем с теории семейных разногласий. Здесь, по мнению социологов и демографов, все возникающие в браке конфликты можно разделить на три группы. В одну войдут разногласия, возникающие на почве несогласованного и несправедливого разделения труда в семье, различного понимания прав и обязанностей, недостаточного вклада одного из брачных партнеров в домашний труд и самообслуживание. В другую — конфликты, возникающие на базе хронического неудовлетворения каких-либо потребностей одного или обоих супругов. Ну а в третью войдут ссоры и дрязги, источник которых — недостатки и дефекты воспитания супругов.

Если присмотреться повнимательнее к конфликтам, то разногласия первой группы — это как бы выступающая часть огромного айсберга, имя которому Конфликт Представлений.

Вторая группа, несмотря на свою относительную независимость довольно тесно примыкает к первой группе, ибо в пестрый и путаный клубок наших представлений и ожиданий вплетаются весьма прочные нити наших потребностей — того, чего мы хотим от себя и от другого (или для себя от другого).

Ну а третья группа конфликтов покоится на основании несовпадения наших психических миров, которые чаще всего проявляются в поведении.

Несколько развив и детализировав теорию семейных конфликтов, психологи пришли к выводу, что все ссоры и размолвки возникают по причине:

неудовлетворенности сексуальных потребностей одного из супругов;

неудовлетворенности потребности в ценности и значимости своего Я (нарушение чувства собственного достоинства со стороны другого партнера, его пренебрежительное, неуважительное отношение, обиды, оскорбления, постоянная критика);

неудовлетворенности одного или обоих супругов в положительных эмоциях (отсутствие ласки, нежности, заботы, внимания и понимания;

психологическое отчуждение супругов друг от друга);

пристрастия одного из супругов к спиртным напиткам, азартным играм и тому подобным не очень нужным семье вещам, приводящим к неэкономным, неэффективным и бесполезным затратам денежных средств;

финансовых разногласий супругов (вопросы взаимного бюджета, содержания семьи, вклада каждого из партнеров в ее материальное, обеспечение);

неудовлетворенности потребности во взаимопомощи, взаимоподдержке, потребности в кооперации и сотрудничестве, связанных с разделением труда в семье, ведением домашнего хозяйства, уходом за детьми;

различных потребностей и интересов в проведении отдыха и досуга, разных увлечений.

Как видите, причин конфликтов столь много, что собственные болевые точки в этом списке удастся найти любой семье. Ну а ответить на вопрос о том, какие же именно причины конфликтов наиболее распространены, помогут соответствующие эмпирические исследования.

По данным одного из социологических опросов обнаружилось, что мужчины в целом, несмотря на традиционное отношение их к сильному полу, оказались более всего чувствительны к материально-бытовым неудобствам и трудностям адаптации. Женщины же проявили наибольшую обеспокоенность недостаточным (с их, женской точки зрения) проявлением со стороны своих супругов чувства любви и уважения; утратой романтического флера добрачных ухаживаний.

На наш взгляд, данные эти в особой интерпретации не нуждаются: новый, весьма сложный образ жизни, груз семейных обязанностей, не устроенность быта и прочие связанные с началом совместной жизни проблемы оказываются для многих супружеских пар неожиданной, а порой и неподъемной ношей. О том, что дело обстоит именно так, свидетельствует авторитетное мнение А. Харчева и В. Мацковского, которые к числу основных причин семейных конфликтов и разводов в молодых семьях относят установку на брак как на нечто легкое. Проявляется эта установка в неподготовленности молодых людей к резкому изменению образа жизни, к сложности отношений между поколениями, в гедонистическом отношении к браку (т. е. от него ждут только приятных сюрпризов) и отсутствии подготовки к выполнению всего комплекса функций семьи.

Другие ученые обоснованно утверждают, что конфликтные отношения в семье обычно являются следствием элементарного эгоизма супругов, их нежелания думать о другом. Однако частота возникновения разногласий существенно зависит от уровня культуры общения мужа и жены, отчего одной из основных причин возникновения «семейных гроз» выступает так называемый конфликт общения — неумение супругов вести себя в проблемных ситуациях. Избежать конфликта общения не столь уж и сложно, если вы в споре не будете руководствоваться временными, случайными эмоциями (типа естественного раздражения), а уж тем более оскорблять или бранить партнера. Каждому из супругов необходимо понять состояние и причины поведения другого; и наконец, когда ваш спутник жизни станет неуправляемым, надо взять часть вины на себя и переключить беседу на нейтральную и безопасную тему.

Однако это только лишь азы «науки разногласий». Если же пойти дальше, то как исходное следует признать, что конфликт обычно возникает, когда какие-либо противоречия между людьми обостряются, начинают осознаваться (далеко не полностью) и требуют разрешения. При этом любопытно, хоть и печально, что сам по себе конфликт отнюдь не является не только приемлемым, но даже эффективным средством разрешения этих самых противоречий. Почему? Да просто с любым конфликтом неизбежно сопряжены весьма сильные эмоции, трата душевных сил, когда начинают работать весьма примитивные пласты психики.

Но бывает и так, что самый трезвый анализ ситуации говорит о том, что конфликт неизбежен. Более того, бывает, что конфликт становится единственным способом разрешения какого-либо существенного противоречия. Что ж, в подобных случаях не бойтесь его. Наоборот, старайтесь быть инициатором. При таком сознательном вхождении в конфликт вы можете управлять им куда эффективней, чем когда он вам грубо навязывается. Ну а что касается популярного тезиса «нервные клетки не восстанавливаются», то учтите, что конфликт вреден здоровью только в весьма больших дозах. А вот уход от назревшего конфликта равноценен его переводу вовнутрь (вашей собственной психики), что всегда чревато далеко идущими последствиями для здоровья, жизнедеятельности и работоспособности. К тому же хроническое бегство от разрешения противоречия может просто изуродовать вас как личность, превратить в ущербного человека.

Итак, вам показалось, что конфликт неизбежен. Что ж, для самоконтроля честно попробуйте ответить самому себе на следующие вопросы. Возможно и желательно ли устранить противоречия (ведь противоречие — двигатель прогресса)? Если да, то нет ли более мирных, экономных путей его разрешения? Если нет, то хватит ли у вас сил для того, чтобы выиграть конфликт? Если нет, то как долго он может длиться (это важно для того, чтобы выйти из конфликта с минимальным расходом душевных и физических сил)?

Если вы хотите, чтобы конфликт оказался управляемым, постарайтесь прежде всего «взять за узду» собственные эмоции, которые так мешают нам правильно оценивать происходящее. Не жалейте сил на поиски подлинных причин разногласий, ибо не случайно народная мудрость утверждает, что в пламени ссоры нередко сгорает ее причина. Попытайтесь ограничить область конфликта, введя его в четкие рамки разрешения противоречия. Откажитесь от пассивной защиты, поскольку иначе вы никогда не добьетесь победы. Займитесь переводом аргументов оппонента на понятный вам (а заодно и ему) язык, выделяя главное, ради чего вы спорите. И проявите достаточную активность, ибо, даже отступая по всему фронту, вы тем не менее можете крепко держать в руках инициативу, задавая тон («Давай поговорим спокойно»), тему разговора («Да ведь мы не о том говорим»), а также, как это ни странно, правила игры.

На последнем остановимся особо. Дело в том, что подлинное искусство ведения конфликта заключается в способности участников превращать его в игру по заданным правилам, в нечто подобное театральному действу с оговоренными ролями, от которого можно даже получать удовольствие.

Звучит излишне категорично? Тем не менее это так. Попробуйте сами разыграть конфликт по правилам «черного» и «белого» кресел (для того чтобы они вошли в ваш обиход, не надо бегать по мебельным магазинам — подойдут любые стулья, на спинки которых вы повесите белый и черный лоскуты, хотя бы в воображении). Прежде чем высказать вам свои претензии, ваш оппонент обязан, сидя в «белом» кресле, сказать вам все хорошее, что он о вас думает (и вы, конечно, тоже). Или попробуйте решить разногласия по правилам дипломатической беседы, взяв на себя роли двух безукоризненно вежливых и чрезвычайно рассудительных дипломатов. Ну а если вы увлекались спортом, сыграйте в конфликт, как в теннисный или футбольный матч, скрупулезно подсчитывая очки и голы, а заодно штрафуя друг друга или показывая желтую и красную карточки за «неспортивное» поведение. Попробуйте сделать то, о чем мы рассказали, придумайте собственные игры, в которых вам легче будет разрешить ссору или размолвку, и, скорее всего, неизбежные конфликты окажутся для вас действительно безболезненными.

И наконец, последнее. Определите, к чему именно вы стремитесь в конфликте, помня при этом, что он может иметь четыре исхода. Полное подчинение другого. Это требует очень большого напряжения и полной мобилизации сил. Компромисс. Это когда вы проигрываете или выигрываете, шаг за шагом отступая от первоначальных, оказавшихся явно завышенными требований. Мнимая мировая. Это когда, ощутив, что пахнет поражением, вы переключаете или маскируете конфликт. И так называемая интеграция. Совместный поиск удовлетворяющего вас обоих решения.

Теперь поговорим о том, как именно лучше выходить из конфликтов. Наверное, вы согласитесь с нами в том, что лучший для этого способ — это просто-напросто не доводить до него. Вовремя заметить угрозу ссоры и погасить ее шуткой, новой, значимой и интересной для другого супруга информацией, резким переключением его внимания на что-то другое (по возможности приятное для него). Устранить созревающий конфликт можно сильным и в чем-то неожиданным эмоциональным «поглаживанием» — одариванием знаками любви (можно и вещественными, хотя главное здесь — эмоциональная поддержка). Если же поведенческий конфликт все же возник, прежде всего постарайтесь уйти от него. Этот вариант выхода из конфликта наиболее показан в тех случаях, когда конфликт не имеет под собой реальной почвы, а вызван, например, усталостью или раздражением. Такой пожар угаснет сам. Но уходить от конфликта надо мягко, терпеливо и умело. Лучше всего вначале выслушать другого (обязательно выслушать!), затем, не вступая в пререкания, переключить его внимание и на время исчезнуть — уйти на кухню, в другую комнату, сходить к соседке или в магазин. Конечно, в случае, если ваш супруг совсем не прав, уход может быть демонстрацией, но тогда это более похоже на конфронтацию (сознательное обострение конфликта с последующим открытым обменом мнений по его поводу). Использование подобного метода возможно, но применять его надо крайне редко и осторожно, поскольку в случае, если вы плохо владеете принципами бесконфликтного общения, конфронтация легко переходит в обмен мнениями по типу «Сам дурак!».

Еще более осторожно следует пользоваться методом принуждения. Осторожно потому, что любое принуждение оскорбляет достоинство человека и является предтечей рабства. Рабы же, как известно, в конце концов всегда восставали. Хорошие результаты дает сглаживание разногласий, т. е. по сути убеждение или увещевание другого в том, что все не столь уж и страшно, особых причин для конфликта нет и т. п. Ну а наиболее оптимальным в серьезных случаях (да, пожалуй, и не только в них) является совместное обсуждение разногласий с последующей выработкой решения, приемлемого для обеих сторон (американские авторы зачастую относят этот метод к конфронтации, хотя в данном случае это не совсем верно). Естественно, что разговор ваш должен вестись в уважительной форме, а каждый из супругов — быть объективным, терпеливым и беспристрастным. И постарайтесь говорить не о личности другого, а о совершенных им проступках; попробуйте, прежде чем перечислить ошибки другого, рассказать о своих собственных; начинайте разговор с похвалы и дружеского тона.

«Только не бойся скандалов, и тогда власть в доме будет в твоих руках», — учила мать героиню повести Г. Гуревича «Крылья Гарпии». В данном случае тактика скандалиста обнажена на сознательном уровне — «опередить оппонента в своей готовности к эмоциональной конфронтации, к перепалке, застать его врасплох, заставить немедленно сложить оружие, еще не подняв его». Но скандалисты чаще всего прибегают к этой тактике неосознанно, нащупав ее преимущества для себя на интуитивном уровне. При этом в сознании скандалиста этап — согласование позиций — как таковой вообще выпадает. Ситуация из спорной сразу превращается в конфликтную, и уже собственную позицию скандалист формулирует с максимально доступной агрессивностью как единственно возможную, не допускающую никаких альтернатив.

Между тем главное средство профилактики конфликтов —

Консультация по проблемам семьив искусстве вежливого спора. Следует отличать ссору и спор. В споре стороны с уважением относятся к личности оппонентов. Но когда спор переходит «на личности», начинается ссора. Если цель спорщика доказать правильность предлагаемого им способа действия, то цель скандалиста — сломить волю оппонента к сопротивлению с помощью дискредитации его как личности: «Насколько же ты глуп, если предлагаешь такой глупый способ действий» или «Насколько же ты аморален, если ты предлагаешь такой аморальный (несправедливый по отношению ко мне) способ действий».

Если вы хотите овладеть искусством вежливого спора — а это совершенно необходимо в супружеской жизни, — следите за тем, чтобы страстность ваших интонаций в отстаивании собственной позиции не перешла все дозволенные границы.

Вежливый спор — это спокойное изложение доводов в пользу одной из возможных позиций, когда другие точки зрения тоже имеют право на существование, тоже достойны рассмотрения.

Мы убеждены, что нет такой проблемы, по которой супруги при обоюдном желании не пришли бы к согласию. Правда, за корректное, вежливое согласование позиций приходится порой недешево платить — временем, волевыми усилиями, которые тормозят реакции раздражения, недовольства. Но эти расходы окупают себя практически всегда. А вот ссоры, порождаемые стремлением «подмять» под себя партнера, неизбежно оставят отрицательный след в эмоциональной памяти семьи.

К несчастью, наша эмоциональная память хранит в себе все. Казалось бы, неприятности стерлись без следа под давлением новых положительных впечатлений. Но нет! Новая неприятность, новое столкновение пробуждают в нашей памяти старое. А новые и давние впечатления имеют тенденцию накапливаться, в результате чего происходит, как говорят психологи, кумуляция аффекта — сгущение накопившихся эмоций. Она очень опасна! Критическая масса отрицательных эмоций образуется, быть может, медленно, незаметно для самого человека и для его партнера, но вдруг в какой-то момент и новые и давние впечатления неожиданно образуют мощный заряд, который приводит к взрыву — неуправляемой аффективной реакции.

...Толстокожий Павел Федорович много раз подряд молча уступал своей жене, подавляя в себе импульсы к сопротивлению. Но однажды в совсем безобидной ситуации Павла Федоровича вдруг прорвало. Он пытался приклеить ручку, отбившуюся от его любимой чашки. Не получалось: положил слишком много клея, клей размазался по чашке, по пальцам. И в этот момент в дверях квартиры с сумками в руках показалась супруга: «Ты что, не видишь, что мне надо помочь — взять из рук сумки?!» Поняв невозможность выполнения этого требования (намазанные клеем руки), муж неожиданно для жены с грозным рыком швырнул чашку об пол. Вдребезги! Кругом — мелкие осколки! Павел Федорович вдруг ощутил в себе болезненно желанную страсть к разрушению: он выхватил из рук опешившей супруги сумки и, раскрутив их, как заправский молотобоец, над головой, наотмашь ударил ими о дверной косяк. В сумках захрустело и зазвенело стекло, на пол из них потекла смесь подсолнечного масла со сметаной.

Что произошло? Неуправляемая деструктивная (разрушительная) аффективная реакция. Сила скопившихся отрицательных эмоций оказалась такой, что сама реакция носила уже ненаправленный и бессмысленный, чисто разрушительный характер. В этот момент человек становится невменяемым — не вполне осознает значение и смысл своих действий, теряет контроль над ними. Когда острое состояние проходит, человек сам бывает потрясен последствиями своих действий.

Конечно, аффект не всегда проявляется в такой форме. Чаще всего он приводит к тому, что человек оказывается просто не в силах удержаться в границах вежливого спора. При этом он может говорить даже формально вежливые слова, но поза, жесты, интонация выдают собеседнику степень его раздраженности.

Вот вы вошли в комнату и увидели, что супруга опять оставила открытым ваш магнитофон. Вы идете к ней на кухню, а внутри уже раскручивается и раскручивается маховичок раздражения. Хотя вы приготовили самую вежливую по форме фразу, но цедите ее сквозь зубы: «Наверное, все-таки не следовало бы постоянно держать магнитофон без крышки». В этой фразе и слово «наверное», и слово «все-таки» — такие важные для вежливого спора — в сочетании со словом «постоянно» дают совершенно противоположный эффект: супруга мгновенно заводится в ответ: «А ты кастрюли незакрытые в холодильник ставишь?!»

Причем здесь холодильник, когда речь идет о магнитофоне? А при том, что спор переходит «на личности»: супруга не нашла ничего лучшего, как уравняться с мужем в небрежности, припомнив ему холодильник.

Кто виновник конфликта? После того как ссора началась, получила развитие и пошла на спад, этот вопрос становится основным.

Можно выделить две полярные точки зрения.

Виновник тот, кто допустил оплошность в своем практическом поведении, вызвав «справедливое негодование» партнера. В только приведенном примере виновник — это жена, не закрывшая магнитофон.

Виновник тот, кто в резкой, обидной для другого форме проявил свое недовольство партнером, В приведенном выше примере с точки зрения жены виновник — это муж, а с точки зрения мужа это жена, ставшая инициатором перехода темы с магнитофона «на личности».

Надо сказать, что первая точка зрения имеет преимущества. Руководствуясь ею, можно быстро локализовать ссору (ограничить магнитофоном) и потушить разгорающийся пожар. Если бы жена без возражений и, может быть, даже без лишних слов просто пошла в комнату и закрыла магнитофон (а можно еще добавить миролюбивое «не сердись и не огорчайся»), то на этом намечавшийся конфликт был бы исчерпан и раздражение бы у мужа улеглось.

Но беда в том, что в семейной жизни бывает немало и таких ситуаций, когда очень трудно однозначно решить, кто виновник в конфликте. Не будем далеко ходить — остановимся на том же примере с магнитофоном. Предположим, что жена на этот раз совершенно случайно не закрыла его: в дверь позвонил слесарь-сантехник, она только успела выключить магнитофон и побежала открывать дверь. А потом занималась с ним ремонтом — вместо мужа, который обещал к тому времени прийти, но опоздал, хотя мог бы и предупредить по телефону. С учетом всего этого рассматриваемое нами событие уже не выглядит таким однозначным. В этом случае прежде, чем отчитывать жену, мужу бы следовало поинтересоваться тем, почему так случилось. Иначе любое замечание может быть воспринято женой как нагромождение несправедливости.

Во многих случаях следует отказаться от намерения отыскать единственного виновника конфликта, так как безуспешность этих поисков становится вскоре основным содержанием вторичного конфликта.

В ссоре супруги бездумно сжигают хрупкие мостки доверия, засеивают плевелами драгоценные участки собственной эмоциональной памяти. И лишь потом выясняется, что жить вместе все равно придется (скоро кто-то родится или уже родился). Тогда накатывает новая волна раздражения и досады по поводу того, как же могла произойти ссора. И тут же вдогонку первичному конфликту развивается вторичный конфликт. Он оказывается особенно болезненным в тех семьях, где не налажен механизм примирения. Главный рецепт к преодолению вторичного конфликта — принятие коллективной ответственности за случившееся: «Мы оба не правы».

Формула «Мы оба не правы» имеет явные преимущества по сравнению с формулой «Ты не прав» и менее явные преимущества по сравнению с формулой «Мы оба правы» и «Я не прав».

В формуле «Мы не правы» чаще всего содержится та самая оптимальная доза самоотверженности, которая оказывается посильной более или менее сознательному, но все же раздосадованному человеку. Формула единоличного принятия вины «Я не прав» требует гораздо более высокой самоотверженности. Если человек искренне не убежден в этом но ведет себя именно так, это может привести к саморазрушению за что в дальнейшем он будет непроизвольно искать эмоциональной компенсации от ничего не подозревающего, спокойно уверовавшего в собственную непогрешимость партнера. Главное же то, что формула «Мы не правы» открывает пути к согласованному и взаимному пониманию конфликтной ситуации, к равноправному согласованию позиций, тогда и «я сам» и «другой» рассматриваются как независимые ценности, которые нельзя превращать в инструмент, средство для чего бы то ни было. Такая система представлений ориентирует человека на поиск паритетных способов согласования позиций в конфликтных ситуациях, помогает вежливому ведению спора, принятию коллективной ответственности за досадные недоразумения и временную утрату взаимопонимания.

Формула «Я не прав» самоспасительная. В этом случае человек сконцентрирован на своей жертвенности, на своем благородстве, на своем нравственном росте. Она характерна для пассивно-непротивленческого, в сущности религиозного мировоззрения. При этом, как это ни парадоксально, о «спасении», о нравственном росте другого человек как бы забывает: он обслуживает его эгоистические притязания, подкрепляет его иждивенческие, потребительские ориентации. Постоянное принятие вины на себя приводит в супружеских парах к уродливой нравственной деформации личности другого. Самообольщенный собственной непогрешимостью, человек постепенно теряет представление о границах дозволенного и недозволенного, справедливого и несправедливого в своем общении с партнером, с близкими людьми, затем с друзьями и сослуживцами.

Постоянное следование формуле «Я не прав» (в тех случаях, когда по сути больше подходит формула «Мы оба не правы») потворствует формированию у партнера распущенности, у него утрачивается контроль за собственным поведением.

Если в какой-то момент вы вдруг обнаруживаете, что имеете дело уже не с ситуативными огрехами в поведении вашего партнера, а с сформировавшимся поведением, то формула «Мы оба не правы» вряд ли поможет вам выйти из конфликтов: ваш партнер не захочет разделить коллективную ответственность.

От распущенности следует отличать раздражительность и обидчивость. Для раздражительного человека повышенный риск конфликта связан с уже описанным нами механизмом накопления аффекта и его последующей неуправляемой, бурной разрядкой. Про таких людей говорят, что они «копят» раздражение. Если вы наблюдали за собой это, то вам следует предпринимать специальные меры для снижения опасности накопления раздражения. Для этого нужно научиться освобождаться от груза раздражительности. Тут помогают простые психогигиенические мероприятия: физические упражнения, водные процедуры, снимающие излишнее мышечное напряжение, которое, как правило, является сопутствующим симптомом накопленного раздражения. Более эффективный прием состоит в освобождении от раздражения путем проявления его в форме шутки, розыгрыша. Вы, наверное, сами наблюдали, как некоторые люди с развитым чувством юмора умеют сердиться так, что другим совсем необидно. Разыгрывая мнимое возмущение, можно вложить в него заряд подлинного возмущения и тем самым освободиться хотя бы от части накопленного раздражения.

Залог успеха любой шутки, снимающей напряжение, в том, сумели ли вы в этой шутке посмеяться над самим собой. Если вы смеетесь над собой — это признак самообладания. Нашим домашним очень важно видеть в нас проявление оптимизма, высокого эмоционального тонуса.

Один из приемов розыгрыша мнимого раздражения — ложное объяснение. Например: «Ты опять налил воды на полу в ванной, и это для меня совершенно нестерпимо, так как... я не знаю, в чем мне идти в гости». Здесь сам автор шутки указывает на реальную причину его волнения, которая, конечно, связана с предметом его «возмущения» только тем, что вызвала эмоциональную напряженность. В этом объяснении проявляется и чувство юмора, и самокритичность — признание своей субъективности, пристрастности в восприятии происходящего.

Причиной повышенной конфликтности может быть обидчивость партнера. Обидчивый человек склонен принимать на свой счет, воспринимать как упрек лично ему даже то, что к нему не относится или, по крайней мере, не затрагивает его личности.

...В последний момент перед уходом на работу мужу позвонили. Пока он говорил по телефону, время на сборы вышло. Ему пришлось собираться в жуткой спешке. Жена в это утро чувствовала себя неважно: проснулась с головной болью, поэтому завтрак приготовить не успела. В самых дверях муж зацепился за сбившийся под ногами коврик и с досады чертыхнулся. Эта реплика «Черт!» относилась, конечно, к спешке, к коврику, к собственной нескладности, но никак не к жене. Но жена приняла это на свой счет: «Почему ты так несдержан?' Все тебя раздражает. Стоило мне расклеиться, как у тебя не хватило ни на что времени».

Конечно, эти ее слова совершенно несвоевременны. Да еще в такой обобщающей форме — «все тебя раздражает». Для того чтобы объяснить, в какой степени мужа раздражает все (или только 90% от этого всего), у него просто нет времени. Не найдя ничего лучшего, он просто в сердцах хлопает дверью и уходит на работу. А жена на весь день остается в подвешенном состоянии — «оскорбленная и покинутая».

Обидчивый человек обычно не чувствует, как, защищаясь от мнимого нападения, он сам совершает нападение, по уже настоящее. Каскад взаимных выпадов, из которых состоит всякая ссора, как раз и основывается на психологическом механизме обиды. Получая в свою очередь ответный удар, партнер обижается с новой силой и наносит еще более сильный удар по своему «противнику». Да, да, в этот момент верный спутник жизни превращается именно в «противника», активность которого надо просто заглушить шквалом неопровержимых доводов и обвинений. Возникает своего рода маятник конфликта: отмашка в одну сторону предопределяет с необходимостью ответное движение. И остановиться в среднем положении такой маятник не может. То что в сознании одного необходимая самооборона, в сознании другого выглядит как настоящая агрессия.

Корни обидчивости, конечно же, кроются в инфантильном эгоцентризме. Ведь в детстве человек видит мир только с собственной позиции. Способность ставить себя на место другого формируется с годами. Основным инструментом могущества ребенка являются родители. Если они вдруг отказываются служить в качестве такого инструмента, ребенок обижается, капризничает. Обида — это всегда демонстративная реакция, рассчитанная на то, чтобы вызвать к себе жалость и заставить другого человека выполнять то, что от него требует эгоцентрик. Если родители могут утешить капризничающего ребенка только уступая его капризу, то вырастает эмоционально неприспособленный человек с повышенной обидчивостью.

Обидчивому человеку поможет избавиться от своего недостатка тренировка в понимании ситуации, в волевом контроле над своей эмоциональной сферой.

 

 


читать далее

Содержание

- Брак.Семья.Общество
 Глава I. Пока вас только двое
 - Поговорим о странностях любви
 - Мы родом из детства
 - Когда принимаешь решение
 - К гармонии в браке
 - О серьезности намерений
 - С точки зрения закона
 - Личные права супругов
 - Ах, эта свадьба!
 Глава II. Первые месяцы вместе
 - Любовью дорожить умейте
 - Азы супружеского счастья
 - Первая брачная ночь
 - Медовый месяц
 - Предупреждение беременности
 - Молодые и родители
 - Семейные портреты
 Глава III. Искусство быть друг с другом
 - О парадоксах взаимной адаптации
 - Три ступени совместимости
 Испытания конфликтом
 - Семейный театр
 - Семья в психологическом рентгене
 - Поэзия таинства
 Глава IV. Семейное хозяйство
 - Любовная лодка и быт
 - Домашний труд во благо
 - О семейной экономике
 - Вкусно. Быстро. Дешево
 - Миражи потребления
 - Уют вашего дома
 - Слагаемые комфорта
 Глава V. Здравствуйте, дети!
 - Что нам дарят дети
 - Мои родители и я как родитель
 - Родительская любовь
 - В ожидании аиста
 - Трудно ли быть мамой?
 - Уход за новорожденным
 - Ребенок обживает дом
 - Под опекой государства
 Глава VI. Ступеньки лестницы взросления
 - Психология возрастного развития
 - Человек в колыбели
 - Человек играющий
 - Школьные годы
 - С нулевой по десятый
 - Трудный возраст
 - Шаги к самоопределению
 - «Уж я не мальчик…»
 - Будущие родители
 - На пороге семейной жизни
 - Что может быть лучше джинсов?
 Глава VII. Лето супружества
 - Середина жизни
 - «Освобожденные» родители
 - Для тех, кому за ...
 - Если предстоит развод...
 - Возвращение друг к другу
 - Когда я буду бабушкой
 - Союз поколений
 - Вместо заключения