Na-svet.ru

Мать и Дитя

Разделы

Заочные лекции для матерей
 Кесарево сечение
 Азбука семейной жизни
 Как любить ребенка//Януш Корчак
 Происхождение детских неврозов и психотерапия//А.И.Захаров
 Мы и наши дети (Б. и Н. Никитины)
 Резервы здоровья наших детей (Б. и Л. Никитины)
 Воспитание в утробе матери, или рассказ об упущенных возможностях
 Пренатальная психология
 Полезная информация
 Государственность и семья
 Семейный кодекс РФ
 Комментарий к Семейному кодексу РФ
 


11
1
2

Заочные лекции для матерей

Семейные портреты

По мнению Ф. М. Достоевского, человек бывает несчастлив и оттого, что не знает, что он счастлив. А потому, добавим, бывает неосмотрителен и даже небрежен в обращении с доставшейся ему благодатью. Так, мы все по пословице «что имеем не храним, потерявши плачем».

В антиутопии Достоевского, в рассказе «Сон смешного человек», убедительно показано, насколько хрупко и ломко человеческое благополучие. Счастье общей любви племени людей на фантастическом планете было разрушено усилиями всего одного человека, который ворвался в идиллический мир, как «атом чумы», и развратил всех обитателей, насадив в их среде ложь, жестокое сладострастие, зависть и корысть. И обитателям планеты приходится платить веками страданий, борьбы за то, чтобы вновь обрести всеобщие любовь и добро, которые они так легко отринули и променяли на соблазны. Их собственная прошлая жизнь стала для них отдаленным идеалом, мечтой, к которой они страстно стремятся.

Благополучным легко напомнить это предостережение: от каждого из нас зависит, насколько мы сумеем сохранить нравственные высоты, занятые нашими предками, и тем более сделать новый шаг к вершинам высшей человечности.

А неблагополучным? Может, полезно разобраться в истоках неудачи и, наверное, прежде всего собственных промахов. Увидеть объективные причины, которые пока затрудняют частную жизнь, отделить их от причин случайных, наносных, временных и легкопреодолимых. И поработать над исправлением тех ошибок, что поддаются скорому разрешению. Первые же неудачи нередко вселяют уверенность в том, что не так уж неизбежны катаклизмы, что очень многие рифы совместной жизни можно преодолеть или обойти стороной, стоит лишь серьезно и вдумчиво взяться за устройство своего дома.

А построив дом, надо учиться беречь не только честь свою и семьи. Но и все виды связей, уз, которыми мы соединяемся друг с другом, учиться искусству жить с людьми, понимать их.

Предлагаемый ряд портретов, надеюсь, даст вам возможность узнать самих себя и своих близких.

...Сердце дрогнуло, заныло, когда читала я письмо одной старой женщины. Она рассказывала о несчастье, постигшем ее семью: погиб самый дорогой для нее человек, единственный сын. А его жена, молодая вдова, осталась с ребенком на руках. О чем же просила понесшая невосполнимую утрату мать? Помочь устроить семейную жизнь своей невестки, милой, доброй, образованной, но очень застенчивой Галочки, которая вот уже несколько лет живет затворницей. А годы проходят. «Ей нужен муж, внучке — отец, без этого не будет у них счастья, а у меня — покоя».

Свекровь обращается с просьбой к «службе знакомств», коли она уже образуется, найти тонкий, деликатный способ вывести Галочку «на люди», в интересный круг возможных партнеров, или сообщить ей (т. е. свекрови — не Гале, конечно) адреса тех, кто мог бы стать претендентом на руку и доброе сердце невестки.

Вот мы все твердим: мама, мама! Славим ее самоотверженность, бескорыстие. А этот поступок в чей реестр заслуг занести? Матери или свекрови? Да и отделимы ли они? Разве можно быть хорошей, мудрой матерью и злой, неумной свекровью? Попробуем разобраться.

Случайно ли, что про тещу целые сериалы непочтительных, зубоскальных анекдотов сложены и песни поются вроде: «Зять на теще капусту возил, молоду жену в упряжке водил», а про свекровь ничего подобного? Ни одной безобидной шутки-прибаутки. Но зато сколько страха, ненависти, желчи и яду в песнях и частушках. Неулыбчив фольклор, мрачны литературные образы (у Даля поговорки про нее одна другой лютее). А это что-то, да значит. Смеются обычно над тем, чего не боятся. Неужто так уж несправедлива народная молва, готовая обычно понять и простить? Хотя в самом глубинном смысле слова «свекровь» заложено признание ее значения в роду: «всехкровь» — так нередко трактуется это определение. А невестка — всего лишь «невесть» — неизвестно что, незнакомка, надо понимать. Или «сыноха» — сноха. Тут и вовсе отмечается только ее принадлежность к сыну — сынова собственность, а значит, и его матери тоже. Ну, во-первых, на стиль отношений между членами семьи сильно влияет уровень их образования. А он значительно вырос и у свекровей, и у невесток. Женщинам же нередко бывает важней то, что говорится и как говорится. Приходит и понимание мотивов поведения людей близких и далеких. К свекровям постепенно приходит сознание, что их недовольство снохой не всегда вызывается недостатками молодой женщины, скорее, свойствами женской психики.

Во-вторых, способствуют смягчению нравов и чисто объективные причины: свекровь и невестка все чаще живут врозь и материально друг от друга не зависят. Согласитесь, что при такой ситуации поводов для взаимного недовольства гораздо меньше.

В прежние времена при любых трудностях и тяготах семейной жизни было немало семей, в которых только посмеивались над поговорками, чернившими старшую из женщин. Сноха, бывало, и само-то слово «свекровь» выговорить не могла, таким оно ей казалось скрипучим да корявым, неправедным. «Матушка», а потом «бабушка», и не делалось различия, чья она — мужнина мать или собственная. В современных семьях все реже свекровь зовут мамой, все больше по имени-отчеству. Вроде бы отстраняясь от нее и отстраняя от собственной судьбы и души. Но нередко отношения обретают трогательное единение вроде того, что установилось между героинями комедии Бомарше «Женитьба Фигаро». Свежеиспеченная свекровь Марселина кидается помогать невестке Сюзанне в ее плутнях с графом и мужем, так характеризуя юную подругу Фигаро: «Она такое прелестное создание! Ах, когда личные интересы не вооружают нас, женщин, друг против друга, мы все, как одна, готовы защищать наш бедный, угнетенный пол от гордых, ужасных... (со смехом) и вместе с тем недалеких мужчин».

Откуда же пошли россказни про злую свекровь и насколько они для нашего времени основательны?

По стародедовской традиции жена должна была идти жить в дом и семью мужа, если средства не позволяли молодым жить самостоятельно. А при нынешнем свободном выборе 70% молодоженов обосновываются у тещ и лишь 30% — живут со свекровями. Сам факт предпочтения довольно многозначителен. Коли бы вовсе был несправедлив фольклор, то соотношение складывалось бы иначе, ближе к середине.

Значит, молодой семье у матери жены живется лучше, чем у матери мужа. Обе матери желают счастья своим детям, а то ли понимают это счастье по-разному, то ли точек соприкосновения и поводов для раздражений у тещи с зятем меньше, чем у двух женщин на одной кухне. Хотя бывает и так, что обе эти должности сводятся в одном человеке, и как же тогда двузначно реагирует эта теща-свекровь на поведение своих новоявленных родственников.

Приведу такую современную историю. Разговаривают старые приятельницы. Одна рассказывает другой про жизнь своих детей. Дочке в браке повезло. Зять попался внимательный, заботливый, трудолюбивый. Молодая жена не успеет сон с ресниц стряхнуть, а он уже в булочную сбегал, завтрак приготовил, кофе сварил — все успевает и умеет. Но зато уж сыну не повезло, так не повезло! Жена попалась ленивая, гонористая. Утром не соизволит встать сыну завтрак приготовить, Он, бедный, вынужден сам себе пищу разогревать, а то и уходит на работу голодный. Ее же с колоколами не добудишься.

В этой притче, наверное, выражена особенность материнской психики: одинаковую ситуацию оценивать по совершенно различным шкалам ценностей. Что хорошо для собственного дитяти, то и вообще хорошо, даже если кому-то не очень удобно и приятно. Все, что хоть в малом ущемляет интересы своего чада, должно быть отринуто и осуждено, даже если справедливо.

Однако оставим эти параллели и саму тещу до другого раза. Сосредоточимся на свекрови с невесткой. Может быть, их отношения никак не складываются не только от того, что у старшей женщины глаза затуманены любовью, а может, от того, что и у молодой они не больно-то зрячи? Тогда действительно двое слепых могут беды натворить немало.

Я вот мысленно взялась составлять реестр известных мне семейств. Картина получается впечатляющая: на многие драмы, трагедии и комедии сюжетов хватило бы. Назову лишь некоторые.

...Сын женился, не спросясь у матери, чем кровно ее обидел. А злость свою мать перенесла на молодую жену. Та не захотела терпеть напраслину, добилась, что уехали от родителей в другой город. Потом в течение четырех десятков лет ни свекровь в дом невестки, ни та к ней ни ногой! Сорок лет войны на расстоянии, в которую были втянуты и дети, и внуки, и дальние родственники! И не устали, не заключили перемирия даже в годы совместных утрат.

Не было бы нужды приводить подобный курьез, если бы и из него, как из сказки, нельзя было извлечь «намек, добрым молодцам урок». Очень важно умело и по-человечески ввести в дом молодую жену, не сделать ее «виноватой без вины» в глазах собственной матери. Надо суметь расположить своих родственников к будущей невестке, при этом не вызывая материнской ревности. Хитро? Несомненно, но ведь и дело того стоит; будет ли мир и лад в твоем доме?

Случай другой. Сын только-только отпустил усы-пушок, а мама уже в тоске и отчаянии: вот-вот появится на горизонте «она», разлучница-похитительница ее счастья, ее благополучия. Как мне признавалась одна знакомая, рассудительная женщина, при одной этой мысли у нее дыхание прерывалось, комок подкатывал к горлу. Когда же и впрямь появилась «она», были слезы, истерики, были попытки сдерживаться, из которых ничего путного не получилось, а даже еще хуже: все чувствовали себя злодеями, которым приносится в жертву материнское сердце. Сын не выдержал, настоял на «разъезде», заслужив за это обвинение в предательстве.

Мне кажется, что в данном случае материнское начало у свекрови выражено слабее, чем женское. Тогда-то и появляется оголтелая ревность, столько слез исторгшая из невесткиных глаз. В прежние времена молодой жене еще к тому же предписывалось молчаливое терпение, подчинение хозяйке дома во всем. Можно представить, что она при этом испытывала. Только в песне могла излить накопившуюся обиду и боль. Нередко и нынче молодой муж, впитавший с молоком матери привычку к послушанию и почтению к родительнице, не желает даже вникать в поводы и причины распрей между двумя женщинами и занимает мамину позицию. Как правило, ничего путного из такой односторонности не выходит. Точнее, выходит — развод или глухая, прорывающаяся в скандалах вражда уже с собственной женой.

— А где мое место на самом деле? — спрашивал как-то вот такой неустроенный супруг и сын. — Разорваться мне, что ли, между ними? Вся их страсть расходуется друг на друга, на меня ни сил, ни времени, ни сердца не хватает.

Увы! Увы! Нередко в этой борьбе победа остается за той, кто меньше любит того самого мужчину, из-за которого ведется война, кто не способен уступать и отступиться.

Когда взаимное неприятие строится исключительно на эмоциях, ни один мудрый советчик не поможет, разве что психотерапевт. Есть такое понятие; психологическая несовместимость. Своего рода аллергия. Думаю, что в подобных обстоятельствах даже пытаться соединить и примирить непримиримое — напрасный труд. Действительно, лучше уж так, как в первом случае: разъехаться и свести общение к предельному минимуму. В такого рода состязаниях заведомо не будет победителей. Чья бы сила ни одолела, побежденной окажется любовь, пострадает семья и счастье всех участников «турнира». Вернется ли сын к матери, в ее полное распоряжение, он не забудет и не простит ей разрыва с женой, тем более если без него останутся дети. Отвадит ли жена мужа от матери, ей это не раз откликнется.

..Вот спешит сын на праздник к матери, живущей отдельно, без особых приглашений не появляющейся в его доме. А жена ревниво наблюдает за сборами: какие цветы ей несет, какой подарок покупает, сравнивает с собственными презентами. Уехал, а она мается: сейчас свекровь «перемывает ей косточки». И нередко оказывается права. Намеками или в открытую говорит, как не везет иногда хорошим людям с женами. Вот женился бы он на другой, жили бы они все вместе ладно и дружно. Хотя сын и знает, что другая невестка, семи пядей во лбу, маме все равно не угодила бы, но он слушает и не возражает. То бишь «предает» жену, ее достоинство и саму справедливость. Станет защищать жену, опять досада и обида.

Как быть, когда расхождения имеют под собой вполне очевидную, можно сказать, идейную основу? Вспоминаю пьесу Виктора Розова «Шумный день».

В милое, дружное, безалаберное и интеллигентное семейство, как тихий диверсант, внедряется невестка: обывательница, корыстолюбивая, приспособительная хищница. «Прорва» — так ее аттестует сестра мужа. А тот весь в маму, деликатный, мягкотелый, увлеченный своим делом, ничего этого не замечает, как не замечает, что постепенно уступает своей жене не только в мелочах, но в вещах весьма серьезных, для него самого очень важных. Мать видит: ее сын уходит не только из родного дома, уходит из того мира ценностей, который она, как храм, возводила в своем доме и, надеялась, в душе детей.

Мать не сердилась на сына, не ссорилась с невесткой. Она только печалилась. Видимо, сочла, что никто за сына не может и не должен решать, какую именно систему ценностей избрать и принять. На всякий случай соломку не подстелешь. Если он действительно ее духовный сын, то он должен вступить в борьбу за свои убеждения. Может быть, и не против жены, за нее, за ее преображение. Если же он избирает «веру» своей супруги, что ж, это его право, право взрослого и самостоятельного человека. И она не противилась разъезду. Для чего ей иметь в доме уже не одного, а двух чужих людей?

Так, помню, мне увиделась эта коллизия, когда я смотрела пьесу. И мне показалось, что при всей внешней уступчивости и «непротивлении злу насилием» эта свекровь проявила максимум мудрости, дальновидности и принципиальности. Тот, кто уважает, ценит не только своих детей, но и свои усилия, израсходованные на их воспитание, не станет силком навязывать им свой стиль поведения. Если ты со своей задачей матери хорошо справилась, внедрила в сознание основные жизненные правила, не дрожи за нравственное здоровье своего чада, даже если он обнаружил признаки легкого «недомогания». Если же у него нет крепких основ и корней, вини себя и не сетуй, когда первая попавшаяся девчонка может с легкостью вытравить письмена в сердце сына, что ты с таким тщанием выписывала долгие годы.

При обратной расстановке сил, как правило, даже рассудительность и непротивление невестки не дают пышных всходов. А таких случаев ничуть не меньше, когда обывательницей, узколобой собственницей выступает старшая женщина. Ведь учтите, молодая женщина не имеет еще ни собственных стен (коли она пришла в дом мужа), ни своих вещей, у нее не накоплен ни опыт, ни авторитет, т. е. ни материальных капиталов, ни моральных. Ей, как говорится, нечего терять, а свекрови есть что. И именно ей предстоит делиться с новоявленной хозяйкой сферой своего влияния и некоторыми ценностями.

Что изменит в поведении свекрови интеллигентная терпимость невестки? Не знаю.

Как-то я встретилась с семейством, где обе женщины называли друг друга мещанками. И, как ни странно, были правы, поскольку само мещанство — явление многоликое. Так вот одна была такой мышкой-норушкой, замкнутой на мелочах как на главных жизненных ценностях. Другая же была из разряда любительниц красиво, широко, с ресторанным загулом пожить. Ну какое тут могло быть взаимопонимание?

Многие молодые жены, вступая в новую семью, не принимают в расчет тот факт, что нравственная несовместимость со свекровью может решительно сказаться на ее отношениях с мужем. Надеются на его перевоспитание. Обольщение молодости: мол, ночная кукушка всех перекукует. Перекукует, если муж внутренне не очень привязан к матери. В противном случае от жены требуется максимум дальновидности и педагогического такта, чтобы изменить взгляды и привычки мужа. А где молодой женщине взять педагогическое искусство и мудрость? Тут она и начинает спотыкаться. Стараясь ослабить матушкино влияние, то и дело попрекает мужа: «Это у тебя от матери такой характер, такие привычки!» И не понимает, что достигает обратного результата. Вместо того чтобы понять и принять ее правоту, муж отмахивается от замечаний. И не удивительно: человеку ведь легче оправдать свои недостатки, тем более врожденные, привычные, ставшие второй натурой, чем решительно и быстро изменить себя. Из соображений самозащиты (а не только защиты матери) он старается защитить и ту, что сотворила его таким и обладает теми же недостатками.

И все же даже самые справедливые претензии молодой женщины должны смягчаться сознанием: перед ней мать и сын!

— Хорошо, любовь к матери — священное чувство, но отчего только к собственной? Ведь я тоже мать, но уже его детей. Значит, одной нужно поклоняться, а с другой можно не считаться, не церемониться?

Это лейтмотив многих разговоров уязвленных невесток. И здесь заключена такая несокрушимая правда жизни, ее мучительная диалектика, которую никакими ухищрениями не обойдешь, не объедешь. Разрешить ее две женщины никогда не смогут. Разрешить ее может лишь ОН, объект соперничества, сын и муж.

Говорят, в Грузии не было проблемы «свекровь — невестка». Там мужчина, приводя в дом молодую жену, сопровождал ее появление таким наставлением. Матери он говорил: «Вот моя жена, я избрал ее. И если ты любишь меня, то примешь ее как дочь. Но если ты обидишь ее, ты мне не мать». А жене он говорил: «Вот моя мать. Я люблю ее, и ты будь ей дочерью. Но если ты обидишь ее, ты мне не жена». (Излагаю смысл сказанного, а не точный текст.) И все вставало на свои места.

Уверена, и читатель из других краев найдет немало примеров и случаев бесконфликтного сосуществования двух женщин. Да, собственно, с одного такого яркого примера я и начала этот разговор. Мне же долгие годы довелось наблюдать, как бережно опекала свекровь семью единственного сына. Если ее голос на кого-то и повышался, то это на собственное «произведение».

— Ты как обращаешься с женой, как разговариваешь с ней! — вспыхивала свекровь. — Она женщина, мать твоих детей. Чтобы этого не было!

Конечно, никого не пугал ее разгоряченный вид и тон. Все знали ее доброту и мягкохарактерность. И все-таки подобные высказывания не пропадали зря. Тем более что она не только уговаривала сына уважать жену, она сама не позволяла хоть в большом, хоть в малом унизить ее достоинство, ущемить ее права. Это при том, что несколько лет семья сына теснилась вместе с родителями в единственной комнате. Запомнилась мне и такая сцена. Когда сын получил отдельное и просторное жилье и с ними поселилась теща, свекровь всячески ее отговаривала навязывать свои взгляды и привычки взрослой дочери, т. е. невестке.

— Ну разве вы не видите: они живут не по-нашему, по-своему. Оставьте вы их в покое.

Суетливая, работящая, заботливая, она все и всегда делает так, что никто и никогда не чувствует себя чем-то ей обязанным. И невестка ворчит на мужа, что он невнимателен к матери, что он забывает ее редкие просьбы, мало заботится о ее здоровье. Старая женщина сама никогда не пожалуется, ничего не попросит.

Самое любопытное: не каждому мужчине и не всегда нравится идиллическое единение двух женщин. Иным из них, не очень стойким по части морали, бывает даже выгодно противостояние матери и жены: каждая старается его задобрить, исполнить капризы, потакая его слабостям. Некоторые мамаши даже водочкой готовы приманить свое чадо. А если женщины объединяются, те нередко берут его в педагогические тиски и стараются усовершенствовать, облагородить.

Так что для нравственного и физического здоровья мужчин как раз очень полезна дружба между свекровью и невесткой. Да и во всем доме воздух меняется, когда у хозяек лица благорасположенные, улыбчивые, веселые. Для детей-внуков доброе согласие между мамой и бабушкой что солнечный свет, «биостимулятор роста души». Их сердца в таком разе минет тень соперничества, не остудит, не ознобит холодность отношений между самыми любимыми людьми.

Любая невестка, наверное, за счастье почла бы иметь свекровь-советчицу, помощницу. Любая?

Вот передо мной открытое письмо. Написала его одна невестка другой. У двух женщин общая свекровь. Судя по написанному, отношения у них к матери мужа совершенно разные. Одна как вошла букой, так и удалилась, не приняв протянутой руки, доброй помощи, сочувствия. Молодая, неоперившаяся, зачем-то отделилась от родственников мужа, хотя ни хозяйство вести, ни готовить не умела и не хотела. При ссоре, чуть не кончившейся разводом, свекровь помирила строптивую молодую жену с мужем, скрыла ее дурные поступки от родной матери. Но все не впрок, все напрасно. Ушла женщина из семьи, теперь винит во всем мужнину родню. А у второй невестки со свекровью мир и лад.

Занятная история. Она предоставляет нам возможность увидеть классический треугольник «свекровь — сын — невестка» с новой стороны. Оказывается, один и тот же человек, его характер, принципы, поступки могут восприниматься и оцениваться тоже по различным шкалам ценностей. Да, отношения людей во многом зависят не только от подлинных свойств, но и от того, как они преломляются в сознании и сердце другого человека. Поэтому я даже не берусь высказаться решительно по поводу прочитанного. Может, на самом деле было все не совсем так или совсем не так, как написано.

Может, это по системе «мер» второй невестки к жене другого сына было доброе отношение. А по нормативам той женщины — оскорбительное, невыносимое. Что считать «добрым»? Вполне может статься, что автору письма важно, чтобы свекровь взяла на себя кухонные труды и заботы, а за это она готова вытерпеть и постоянное вмешательство в то, что она делает, как говорит, ходит, чем занята. А другой невестке легче было и самой полуголодной сидеть, и мужа некормленным держать, лишь бы не слышать бесконечных попреков в своей «безрукости»: в чужом доме ведь со своими привычками и вкусами трудно прижиться. А тут еще недремлющее око всего многочисленного семейства, которое из самых добрых, может, побуждений поучает невестку: «Не ту кастрюлю взяла, не так солишь, плохо воротнички гладишь, разбила любимую чашку...» Делаешь — нехорошо, не делаешь — еще хуже. Тем более если за твоими действиями следит уже не пара, а много придирчивых глаз. Или внимательных? Попробуй различи тонкости, если ты вся внутренне напряжена и ожидаешь очередного разоблачения собственной неумелости, несостоятельности.

Вот ведь как нелегко бывает разобраться в чужих поступках, если не знаешь, с какими именно мыслями и целями они совершаются. На мой взгляд, очень полезно в подобных случаях взять за принцип так называемую «презумпцию невиновности». Видя, что другая женщина делает что-то не так, говорит не эдак, попытаться внушить себе: не виновата! И в самом деле, разве каждая из них виновата, что родилась в другой семье, в другое время, что воспитана в иной системе ценностей, с другими привычками? Не виновата свекровь (невестка), что не испытывает ко мне нежной привязанности (не за меня выходила, не меня выбирала). Не виновата свекровь, что не может переменить вкусы и привычки, потому что годы сцементировали характер. Не виновата невестка, что молода, неопытна, нерасторопна, много промахов делает.

Это очень полезная вещь — воспоминание о возрасте в отношениях между двумя поколениями женщин-жен. Хотя им обеим оно бывает и не очень приятно, в особенности если об этом напоминают

вслух. Лучше держать это в мыслях. И вообще лучше всегда искать в поступках и словах друг друга не оплошности, недостатки — и на солнце есть пятна, — искать объяснения и доводы в пользу друг друга.

Но подождите, отчего это мы все валим на плечи свекрови? Не в пустыне и она живет. Ведь ее роль, как и роль короля, нельзя сыграть в одиночку — это роль коллективная. Ее играет все окружение старшей женщины: и свекор, и другие ее дети, и иные родственники, которые либо не противятся разыгрывающимся страстям, либо утихомиривают их и помогают невестке войти в их круг, стать в семье желанным, равноправным членом. Роль коллективная, ответственность тоже.

Тут очень велика сила и власть свекра. Он ведь обычно более доброжелательно бывает настроен к жене сына и в то же время имеет большое влияние на собственную супругу. И не в том дело, что ему надо брать на себя обязанности «третейского судьи», вряд ли это у него получится, но, скорее, громоотвода, что умеет обернуть шуткой ревность, разрядить облака взаимного недовольства.

Впрочем, мы уже говорили: многое меняется в отношениях современных домочадцев. Постепенно разглаживаются хмурые морщины на лице свекрови, приветливее становится взгляд невестки. «Генетическая неприязнь» уступает место разумному содружеству (на худой конец— сосуществованию). И неизменное соперничество может быть обращено на пользу семье, а не во вред. Нужно только им помочь в движении навстречу друг другу...

По аналогии с предыдущей парой справедливо посмотреть, какими предстают в глазах друг друга и ближайшего окружения два члена семьи разного возраста, но одного пола — тесть и зять. Но вот поди ж ты, аналогии никак не получается. Хотя вроде бы предпосылки для сложных коллизий при совместной жизни все те же, что и в отношениях между двумя женщинами.

Молодой супруг, поселившийся в доме жены (а именно эта ситуация прежде всего интересна, поскольку наиболее нынче распространена), заставляет потесниться старших. Это во-первых. А во-вторых, экономически он тоже бывает зависим от тестя, все еще главного кормильца во многих семьях. Браки у нас заключаются между юными существами, частенько не имеющими крепкой материальной базы. И при этом столкновения между мужчинами довольно редкое явление. Хотя мы уже признавали: отец к дочери относится нежнее, чем к сыну, прикипает к ней сердцем. И вроде бы должен испытывать жгучую ревность к постороннему парню, который «срывает цветок», взращенный его заботой и лаской.

Мне рассказывали несколько женщин, что отцы отваживали женихов как недостойных руки их «необыкновенных» дочек. А потом, в супружестве, не давали мужьям шагу ступить. Но то были случаи. Правило же — умышленное или непроизвольное отстранение отца от переживаний дочки в замужестве. Этакая поза невмешательства. Конечно, если зять держит себя в рамках: не пьет, не буянит, не обижает молодую жену. Частенько зять с тестем даже объединяются, проникаются мужской солидарностью в противостоянии женскому засилью, в особенности если в доме идет «борьба полов». А то и вовсе споются старший мужчина с младшим, водой не разольешь.

Картина беспечного единения, на мой взгляд, возможна там и тогда, где и когда оба мужчины не имеют дома серьезного дела, занятия, на котором могли бы схлестнуться их кровные интересы. А домашние мелочи: купить мебель такой конфигурации или другой, поставить шкаф в углу или у стенки, жарить или тушить овощи... и прочая и прочая — их мало волнуют, не вызывают принципиальных возражений. Тем более что чаще всего и решение принимается и исполняется задуманное без их активного участия при двух совещательных голосах.

На чем же тогда, на какой почве обычно возникали неприязненные отношения между людьми разного пола, возраста, разных сфер домашнего влияния: тещей и зятем, давшие основание для стольких злопыхательских насмешек и анекдотов, для комедий и водевилей?

...У телевизора, по которому транслируют хоккейный матч, сидят рядком зять и тесть. Они болеют за разные команды, спорят между собой, но подобные разногласия не мешают их расположению друг к другу. А за их спинами — возня, тихая, а иногда и не очень, суета вокруг ужина. Две жены, старшая и младшая, готовят на стол. Старшая едва сдерживается:

— Мог бы и помочь, картошку бы, что ли, почистил! Сидит как барин, а жена хоть разорвись!

— Мам, ты же не заставляешь папу чистить картошку? Что же ты на моего мужа ворчишь?

— То твой отец, пожилой и не очень здоровый человек, а то этот тяжеловес. Сравнила! — переносит на дочь свое возмущение мама. Как это можно: ставить на одну доску отца своего родного, для которого потрудиться — спина не переломится, с «этим», чужим мужиком, неведомо откуда взявшимся!

Вот он ходит по квартире, громко топая, заполняя собой небольшие габариты «совмещенного» и совместного жилья, смеется во всю силу молодой луженой глотки, дымит, как паровоз, сигаретами, разговаривает небрежно, без должной почтительности и деликатности. Хуже того, бывает, и вовсе не разговаривает со своей женой, дуется, а то и голос возвышает. И это в ее собственном доме. И это в адрес ее нежной, хрупкой, тонкой, ранимой Танечки, Татусеньки (Ирочки, Милочки, Лялечки и т. д.), ее кровиночки. И после всего этого она же вместе с дочкой должна за ним ухаживать, кормить, ублажать, обслуживать, пока он у телевизора прохлаждается. Дружки к нему то и дело ходят, грязь носят. А еще и магнитофон врубают на полную громкость, так что стены дома содрогаются. И все это надо принимать терпеливо, с улыбкой.

Где справедливость? За что такое наказание? Мама при этом начисто забывает: «этот неприятный тип» — такой же родной и близкий человек для дочери, как и собственный супруг для нее. Дочь его любит и не видит, знать не хочет его несовершенства, его промахов, как и мама в папе. Дочь не видит, мать укажет. И не раз, не два, чтобы уже не могла та сделать вид, что ничего плохого не случилось. Однако старшая никогда не позволит младшей поступить подобным образом: покритиковать отца.

Иная теща готова терпеть всяческие неудобства и жертвы, когда считает зятя фигурой значительной, личностью солидной, уважаемой. Ну а если это мальчишка в джинсах? «Кот в мешке». Неведомо что из него в будущем выйдет. А может, вовсе ничего путного не получится.

Надо признать, что в системе отношений между этими двумя членами семьи нередко решающую роль играет именно профессионально-должностной статус зятя. И в гораздо большей степени, чем его личные качества, даже взаимоотношения с женой. Нередко теща меряет супружеское счастье своей дочери материальной меркой. Кто бы и что бы ни говорил о супружеском равенстве, многие тещи знают одно: только тот муж достоин уважения, кто способен обеспечить жену всем необходимым в жизни. Пусть при этом ее собственный семейный баланс строится отнюдь не на такой жесткой экономической иерархии, т. е. как жена она вполне допускает такое положение, когда большую долю в семейный котел вносит она, а как теща терпит такое положение с трудом. Подобная система измерений достоинств зятя представлена в доведенном до гротеска портрете тещи из комедии А. Н. Островского «Доходное место». Это, если хотите, воинствующая программа «дальновидных маменек», которые, несомненно, лучше несмышленых дочек знают, что им надобно для счастья.

«К у к у ш к и н а. Разве они у меня так жили? У меня порядок, у меня чистота. Средства мои самые ничтожные, а все-таки они жили, как герцогини, в самом невинном состоянии; где ход на кухню, не знали; не знали, из чего щи варятся; только и занимались, как следует барышням, разговором об чувствах и предметах самых облагороженных.

Ж а д о в (указывая на жену). Да, такого глубокого разврата, как в вашем семействе, я не видывал.

К у к у ш к и н а. Разве такие люди, как вы, могут оценить благородное воспитание!.. Выдь она за человека с нежными чувствами и с образованием, тот не знал бы, как благодарить меня за мое воспитание. И она была бы счастлива, потому что порядочные люди не заставляют жен работать, для этого у них есть прислуга, а жена только для...

Ж а д о в (быстро). Для чего?

К у к у ш к и н а. Как для чего? Кто же этого не знает? Ну, известно... для того, чтобы одевать как нельзя лучше, любоваться на нее, вывозить в люди, доставлять все наслаждения, исполнять каждую ее прихоть, как закон, боготворит и.

Ж а д о в. Стыдитесь! Вы, пожилая женщина, дожили до старости, вырастили дочерей и воспитали их, а не знаете, для чего человеку дана жена... Жена не игрушка, а помощница мужу. Вы дурная мать!

К у к у ш к и н а. Да, я знаю, что вы очень рады себе из жены кухарку сделать. Бесчувственный вы человек!»

 

Прошу у читателя прощения за столь пространную цитату. Но думаю эта картина, нарисованная мастерской рукой знатока человеческих нравов, более достоверна, чем свидетельства многих очевидцев и лично потерпевших. Кроме всего, убеждена: немало и нынче найдется зятьев, выслушивающих подобные же упреки и в более суровой форме коли молодая семья окажется в материальной зависимости от «маменьки».

Однако заметим себе, даже одиозная теща, мадам Кукушкина, не каждому зятю устраивает подобные сцены. И не в каждом доме все вверх дном, коли теща в нем. В другом зяте, который вполне отвечает ее представлениям о достойном муже, она души не чает, оправдывая уже другую пословицу: «У тещи зятек — любимый сынок». Кукушкина говорит про взяточника и подхалима Белогубова, мужа старшей сестры: «Уж я там ваших наук не знаю, а вижу, что он почтителен, и есть в нем этакое какое-то приятное искательство к начальству. Значит, он пойдет далеко. Я это сразу поняла».

Понятия о нравственности мужа дочери, как мы видим, у иной тещи бывают весьма сомнительного толка. Опять все та же пресловутая «польза» для собственного дитяти, не всегда сопрягаемая с понятиями чести, совести, даже с уголовным кодексом.

Мне, к примеру, не пришлось столкнуться с тем, чтобы теща с укоризной выпытывала бы у преуспевающего зятя, на какие такие унаследованные сокровища он разряжает свою жену, ее любимую дочку? И не заставит ли он стыдиться былого благополучия, когда за все прихоти жены заплатит свободой, честным именем всей семьи, в том числе ее собственных внуков? Зато разговоров про то, как тещи упрекают мужей своих дочек, что те мало денег зарабатывают, я наслушалась вдоволь.

— Что же мне, воровать, что ли? — иной раз оправдывается зять. А и действительно, чем он виноват, что труд ценится в обществе по разной шкале? И не всегда зависит оплата от степени стараний и усердия и даже таланта.

Вот и основание теще смотреть свысока на «неудачника», «нахлебника»-зятя. И советует она сменить работу на более доходную. Не думая, что для многих мужчин изменить делу — изменить самому себе. Разрушить нравственный фундамент собственной личности. Такая измена нередко приводит к тому, что человек машет на свою судьбу рукой... и пускается во все тяжкие, катится под горку.

Откуда же возникают подобные установки у тех женщин, что с гордостью говорят:

— Мы с мужем всем, что имеем, обязаны только себе, своим трудам и усилиям. Начинали с нуля, ни кола, ни двора, ни образования, одна молодость и дерзкая надежда. Мыкались с ребенком на руках по частным квартирам, жили едва не впроголодь, но дружно, весело. Зато и попрекнуть никто не мог «наследством» или иждивенчеством. Гордые были, не то что нынешние молодые люди, так и норовят покрепче на родительской шее усесться.

И все это высказывается с уверенностью: нет в том ее собственной вины, что не может и не хочет дочка добывать свое «трудное счастье», что не подготовлена она маменькой к преодолению лишений и невзгод. Убеждена: вся беда в зяте, что не способен на блюдечке с голубой каемочкой преподнести изнеженному существу все блага мира.

Что и спорить: будущие зятья нынче тоже нередко воспитываются в тепличных условиях, боятся перегрузок самостоятельной жизни. Они никак не могут взять в толк, чего от них требуют матери жен? Их собственные родительницы никогда не пеняли им на невключенность в домашние заботы, напротив, всячески оберегали от забот. Значит, это обязанность родительская, а никакое не одолжение и благодеяние, за которое нужно особенно расшаркиваться в любезностях и благодарности перед другой женщиной, матерью жены. Соединение двух «единственных», двух «берущих» под крыло одной матери чревато неприятностями для всех членов семьи.

Среди парадоксов семейной жизни встретился мне такой случай. Приняла семья жены в свое лоно вот такого «неперспективного» парня. И не сказать, что теща очень уже его донимала, обижала. Скорее, напротив, как сына кормила, холила, но и наставляла, как родная: дескать, хватит в мальчиках ходить, пора основательность приобретать. И вдруг дочка выставила мужа за дверь. Ни за что ни про что. Надоело «нянчиться» с ним. И весь сказ. Мать искренне плакала, жалела отчаявшегося парня. Дочку честила на чем свет стоит: «Эгоистка, бессердечная!» Не помогло. Уперлась: не нужен мне птенец желторотый. Да еще и припугнула маму: вот найдет себе старичка пузатого с машиной и дачей, пойдет к нему в «подружки»... У мамы волосы под краской второй раз поседели.

Дочь уже пятый год живет «вольно». Конечно, угроза та была шутейной. Не так воспитана. Но вот воспитание нетерпения, желания иметь все сразу и без долгих хлопот дало такие плоды, которых мама никак не ожидала.

Старшей женщине самой бы понять и дочери внушить: юноша, полный сил и искреннего желания быть мужем и отцом, духовно, нравственно созревает гораздо позже женщины. Его еще нужно долго и терпеливо «лепить», формировать для того, чтобы он стал зрелым мужчиной, исполненным сознания своего долга и ответственности. Да не наскоком брать его, не ежедневными нотациями, а исподволь, тонко побуждая к разумным и полезным поступкам. И не жалеть на эту работу своей души и ума. Но видимо, ей в свое время этого тоже никто не внушил. Прежде всего ее собственная мама, которая прожила за спиной своего мужа, как за стеной, которая была убеждена, что и все мужья бывают такие, «зреют» сами. Ан нет. Отнюдь не многим так везет.

Статистика утверждает, что основная масса разводов нынче происходит по инициативе женщин и по причине мужского пристрастия к алкоголю. Нетрудно себе представить реакцию тещи на подобную «слабость» зятя. Честно говоря, если молодой человек появляется в семье жены уже зараженный этой болезнью, трудно ему рассчитывать на доброе участие. А душевное состояние тещи вызывает лишь сочувствие. Как должно разрываться при этом сердце матери, которая понимает, какую неизбежную беду несет этот человек и ее дочери и потомству!

И совсем иное дело, когда зять потянулся к вину уже после того, как изменил свое холостяцкое житье. Тут бы и маме и дочери задуматься о причине появившегося пристрастия. Да в свою очередь оглянуться: чем подтолкнули его к рюмке, каким недальновидным словом, делом. Ведь бывает, что зять чувствует себя неприкаянным не только из-за «дискриминации» в новой семье, но даже, напротив, из-за желания ему угодить, освободить от трудов и забот. Нет у молодого человека своего дела в доме, нет ответственности; нет долга, нет и занятости. А как известно, безделье — мать всех пороков.

Вот вам и еще один пример диалектики семейной жизни: нагружает теща зятя всякими домашними работами и заботами — может этим обидеть и раздражить и его, и свою дочь, освобождает от всех тревог — открывает сосуд со всякими пороками.

Разумная мера, видимо, и в этом случае должна стать главной судьей и советчицей.

Однако будем объективны. Современная теща тоже поставлена в очень сложное положение. Она видит: нынешние мужья «легки на ногу», как прошлые были «легки на руку». Прежние выражали свое недовольство тем, что женам кулаками «науку» вкладывали. Нынешние не так грубо воспитаны. При неполадках, бывает, они вежливо раскланяются с женой и ее родителями — и были таковы. Поэтому теща опасается откровенно выражать недовольство зятем: тот ведь вдруг может оставить дочь с дитем на руках. Как ей тогда быть? Ради благополучия дочери она нередко избирает совсем иную тактику. Молодому мужу с готовностью создаются комфортные условия. Но при этом постоянно дается ему понять, какие жертвы ради него приносятся двумя женщинами, как многим он им обязан, как должен быть вечно благодарен за то, что ему, несовершенному, даже не очень-то значительному человеку, оказывается такая честь. В муже от этого, случается, возникает «комплекс неполноценности», который вроде бы должен держать его в состоянии вечной и неизбывной благодарности по отношению к жене и ее матери. Но вот ведь что иной раз бывает: вместо того чтобы возблагодарить и судьбу и своих домочадцев за такое удивительное везение, зять этот начинает тяготиться атмосферой оскорбительного ухаживания и ищет способы восстановить самоуважение. И тут кто-то ударяется во внедомашние увлечения, разного рода «хобби», кто-то ищет утехи у других женщин, которые не унижают его достоинство, а кто-то и в подворотне начинает выяснять у собутыльников: «Ты меня уважаешь?»

И вместо того чтобы разобраться в истоках перемены в чувствах и поведении зятя, изменить тактику, которая приводит к столь плачевным результатам, старшая женщина, главная наставница юной, не-

редко снова советует не давать спуска мужу. Дочь может и припугнуть мужа крайней мерой: «Уйду к маме!»

Такого рода угроза, что порой возникает в спорах молодых, приводит к тому, что мужья начинают испытывать к теще неприязнь. Источником напряжения становится нередко и позиция, занимаемая тещей по поводу будущих детей. Очень часто она советует не спешить с ребенком вообще. А уж от второго отговаривает весьма решительно. И муж начинает подозревать; теща боится, что дети накрепко привяжут ее дочь к зятю. Значит, ей эта привязанность нежелательна, значит, она против крепости их семьи... Возможность вариантов — вот что подразумевает под этим благоразумием зять. И не всегда бывает справедлив к матери жены. Потому что дети его — прежде всего нагрузка и на ее, тещины, руки и плечи.

Вот тут я должна сменить тон разговора о теще. Сколько бы ни было на ее душе грехов, многие ей простятся, зачтутся за то, что все-таки именно она больше второй бабушки — свекрови вкладывает сил, отдает своего времени молодой семье. Как бы ни отговаривала она дочь от прибавления семейства, а появляется дитя в доме — она у колыбели и днем, когда свободна, и ночью (дает дочке поспать). И пеленки постирает, и носочки свяжет, и свеженькой кашки не поленится сварить.

К сожалению, действительно, эти хлопоты нередко воспринимаются зятем и дочкой как должное, а замечания на неполадки в их «палатке» — как посягательство на их взрослость и самостоятельность, т. е. помогать можешь, разрешаем, а свое мнение о наших делах оставь при себе, никого оно не интересует. И тем кровно обижают человека, что себя не щадит, чтобы помочь молодоженам поднять их дитя, поставить его на ноги.

Именно малые дети — главная причина того, что теща часто мирится с теснотой и неудобствами совместного проживания двух семей под одной крышей. Именно малые дети заставляют строптивого зятя сносить воркотню тещи. Она и родной дочери нужна бывает не столько как мать, сколько как бабушка. Потому что не так уж редки случаи, когда дочь грудью защищает своего друга даже от справедливых и полезных замечаний, чем причиняет матери самую острую боль:

для нее же стараюсь!

В какой же ситуации мир и лад между этими моими героями сохраняется на долгие годы? Да много способов и методов достичь доброжелательства с обеих сторон, когда есть обоюдное желание. На моих глазах протекали безболезненные отношения этих двух членов семьи. При том, что зять был, прямо скажем, не подарочек. Тесть его до регистрации дочери иначе, как «шалопаем», и не называл. А теща горючими слезами умылась на свадьбе. Однако на другой день было сказано, как отрезано: дело сделалось, теперь мы одна семья, значит, все подмечать и говорить, что на добро. Ни слова во зло. И выдержали обещанное. Иной раз уже дочка на мать сердилась;

— Почему не вмешаешься, не пригрозишь, а все его только по шерстке гладишь? И свекровь за него, и ты, родная мать, тоже. А я одна без поддержки и опоры, вроде бы кругом виновата.

— Дурочка ты, — смеется, бывало, мать. — Ты же моя дочь. Ну посердилась немного, посопела носом, сердце и отошло. Куда тебе от меня деться? А он запомнит и перетолкует каждое мое неосторожное слово. А потом тебя же от меня отвадит, передо мной дверь закроет. Кому от этого хорошо станет? Тебе, ему, мне, сыну твоему? Вот и соображай! Семейная жизнь — школа дипломатии и тончайшей политики. А ты: «Справедливо, несправедливо». Если бы была единая и неделимая справедливость, тогда еще куда ни шло, а то ведь, что разумно для нас с тобой, для мужчин вовсе нет. И наоборот. Да и во времени многое для нас меняется: мы завтра, может, сами то поймем и поддержим, что сегодня принимать в расчет не желаем.

Надо воздать должное и зятю: «шалопаем» он был по молодости, а не по сущности. Сумел понять и оценить позицию родителей жены, перенять их стиль: ничего во зло друг другу. И все, сделанное для его семьи старшими, принимал с искренней признательностью, не попрекал за отказ в помощи, коли такое случалось. Нельзя сказать, что очень уж баловал стариков подарками и вниманием, но и грубостью не обидел. Пожалуй, можно сказать, что старики зятя любили больше родных сыновей. Может, потому, что меньше от него требовали и ждали? Не знаю. Знаю лишь, что теперь, когда уже нет в живых тестя и тещи, память о них в этом доме самая добрая и неизменная.

...Теща в дом — мир в дом. Она, глядишь, печатает объявления в газете, переезжает из удобной и привычной квартиры в худшие условия, лишь бы поближе к детям и внукам. Она раньше, чем иссякнут силы и охота, уходит со службы на пенсию. Видели вы толпы терпеливых и еще нестарых женщин в раздевалках обычных и музыкальных школ, стынущих на стадионах в ожидании, когда набегаются милые сердцу внуки. Летом, на даче, она живет, месяцами оторванная от собственных дел, забросив нередко нестарого еще мужа.

Чего же ждут и требуют они от своих зятьев? Понимания прежде всего, что они — женщины. А еще и сочувствия к волнениям неугомонного материнского сердца. Внимание для них — бальзам, благодарность и деликатность — лучшая награда.

А чем может теща завоевать расположение зятя? Помочь, если может и хочет, дочери стать самостоятельной хозяйкой в его семье, работать на укрепление их союза, но никак не на развал, т. е. здесь получается картина, обратная той, что складывается в отношениях между свекровью и невесткой.

Если двум женщинам почаще нужно оглядываться на возраст друг друга, то теще с зятем — на пол. Ему не забывать о том, что теща — женщина, а ей, в свою очередь, что он мужчина, пусть и молодой, неопытный, но уже с определенными представлениями о том, как с ним нужно обращаться.

Как видите, не такие уж это тяжелые и неисполнимые условия. Стоит лишь захотеть. И той и другому вместе.

...Надо признать, что годы, опыт, жизнь чаще всего кардинально меняют «расстановку сил» в семейной когорте. Со временем у свекрови и тещи убывают притязания на роль лидера в доме, а юные невестки и зятья, напротив, укрупняются телом и масштабом своего влияния на домашние дела.

Вот в этих обстоятельствах «смены руководства» очень высвечивается способность молодых людей, некогда терпевших определенные притеснения, быть выше былых обид. Самые дальновидные не позволяют себе встать в позу людей, жаждущих возмездия. Они видят: старики — это вроде бы совсем иные люди, только чуть внешне да именем родственные тем, с кем у них возникли сложные отношения.

Некогда в обычае нашего народа существовал так называемый «прощеный день». В этот благословенный праздник все домочадцы независимо от пола и возраста просили друг у друга прощения за «грехи», что набрались за .целый год. На мой взгляд, очень нужный всем нам обычай: сбрасывать со счетов, стирать из памяти и из сердца все вольные и невольные обиды. А то, бывает, копится годами всякая чепуха, мелкие дрязги обрастают лопухами недоверия и подозрительности.

Понять и простить — что может быть желанней и благородней в отношениях с родственниками?

 

 


читать далее

Содержание

- Брак.Семья.Общество
 Глава I. Пока вас только двое
 - Поговорим о странностях любви
 - Мы родом из детства
 - Когда принимаешь решение
 - К гармонии в браке
 - О серьезности намерений
 - С точки зрения закона
 - Личные права супругов
 - Ах, эта свадьба!
 Глава II. Первые месяцы вместе
 - Любовью дорожить умейте
 - Азы супружеского счастья
 - Первая брачная ночь
 - Медовый месяц
 - Предупреждение беременности
 - Молодые и родители
 Семейные портреты
 Глава III. Искусство быть друг с другом
 - О парадоксах взаимной адаптации
 - Три ступени совместимости
 - Испытания конфликтом
 - Семейный театр
 - Семья в психологическом рентгене
 - Поэзия таинства
 Глава IV. Семейное хозяйство
 - Любовная лодка и быт
 - Домашний труд во благо
 - О семейной экономике
 - Вкусно. Быстро. Дешево
 - Миражи потребления
 - Уют вашего дома
 - Слагаемые комфорта
 Глава V. Здравствуйте, дети!
 - Что нам дарят дети
 - Мои родители и я как родитель
 - Родительская любовь
 - В ожидании аиста
 - Трудно ли быть мамой?
 - Уход за новорожденным
 - Ребенок обживает дом
 - Под опекой государства
 Глава VI. Ступеньки лестницы взросления
 - Психология возрастного развития
 - Человек в колыбели
 - Человек играющий
 - Школьные годы
 - С нулевой по десятый
 - Трудный возраст
 - Шаги к самоопределению
 - «Уж я не мальчик…»
 - Будущие родители
 - На пороге семейной жизни
 - Что может быть лучше джинсов?
 Глава VII. Лето супружества
 - Середина жизни
 - «Освобожденные» родители
 - Для тех, кому за ...
 - Если предстоит развод...
 - Возвращение друг к другу
 - Когда я буду бабушкой
 - Союз поколений
 - Вместо заключения