Na-svet.ru

Мать и Дитя

Разделы

Заочные лекции для матерей
 Кесарево сечение
 Азбука семейной жизни
 Как любить ребенка//Януш Корчак
 Происхождение детских неврозов и психотерапия//А.И.Захаров
 Мы и наши дети (Б. и Н. Никитины)
 Резервы здоровья наших детей (Б. и Л. Никитины)
 Воспитание в утробе матери, или рассказ об упущенных возможностях
 Пренатальная психология
 Полезная информация
 Государственность и семья
 Семейный кодекс РФ
 Комментарий к Семейному кодексу РФ
 


11
1
2

Заочные лекции для матерей

Школьные годы

Спросите малыша-дошкольника; «Что делают в школе?», и он ответит: «В школе учатся». Задайте тот же вопрос человеку, умудренному жизненным опытом, и он скажет вам: «В школе учатся». Обратный вопрос: «Где учатся?» — и у того и у другого вызвал бы, несомненно, ответ: «В школе».

Ясность, кажется, полная. Однако дадим все-таки себе труд задуматься над тем, что это значит — учиться в школе и почему именно со школой связываем мы свое представление об учении.

Ведь обучают ребенка всему, притом с самого раннего возраста, буквально с первых дней жизни. Ребенок не смог бы освоить ни одного самого простого действия с предметами, если бы взрослый не давал бы образца такого действия. Ребенок, оставленный наедине с окружающими его предметами, без участия и помощи взрослых не мог бы понять, зачем они нужны, — не мог бы открыть их общественного назначения: на ложке или лопатке не написаны способы их употребления. И чем меньше ребенок, тем больше он «ученик», тем больше он требует помощи, показа, руководства со стороны взрослых. Только в обучении усваивает он задачи и мотивы человеческой деятельности, нормы отношений между людьми, вообще, все достижения культуры и науки. Можно сказать, что обучение — это всеобщая форма развития ребенка, вне обучения нет никакого развития.

Малыш подражает взрослому — и учится. Играет — ив игре учится. Учится тогда, когда рисует, лепит или конструирует. Учится, выполняя элементарные трудовые задачи по самообслуживанию. Так что систематическое школьное обучение — это лишь одна из многих различных форм обучения.

Большой заслугой советской системы дошкольного воспитания было введение в работу детских садов так называемых обязательных занятий. Это дало возможность организованно воздействовать на развитие детей. Особенность обучения на этих занятиях состоит в том, что оно идет не в чистом виде, не само по себе — оно включается в основные виды деятельности, характерные для данного периода развития ребенка. Это главным образом так называемые продуктивные виды деятельности: рисование, лепка, конструирование, а также дидактические игры.

Получив в ходе таких занятий представление о красном, оранжевом, желтом, о том, что такое «больше» и «меньше», о соотношении звуков по высоте и многом другом, дети осваивают выработанные обществом эталоны и меры, служащие для ориентации в окружающей действительности. Мир раскрывается перед детьми как упорядоченный мир хроматических цветов, геометрических форм, музыкальных звуков, количественных и пространственных отношений, мир языка, мир живой и неживой природы.

Конечно, такое обучение происходит всегда, даже когда взрослые и не осознают, что учат малыша, но происходит стихийно, не наилучшим образом. А вот если обучение построено целенаправленно, если оно всемерно использует то, что типично именно для дошкольника, то дети достигают значительно более высоких уровней развития основных психических процессов — восприятия, внимания, памяти и мышления, приобретают больше практических умений. Дети, обучавшиеся в детских садах, как правило, превосходят своих сверстников, не посещавших детских учреждений, почти по всем показателям развития.

А теперь попытаемся разобраться, чем же от такого организованного дошкольного обучения отличается систематическое школьное обучение.

Никто не будет спорить с тем, что дети всегда, как бы малы они ни были, являются членами общества. Но являются, так сказать, объективно. А субъективно, сами для себя? До поры до времени — нет. Они довольно долго этого не чувствуют и не сознают, они живут как бы только в «ближнем окружении». И общество от них, в общем, ничего не требует и ничего не ждет.

Именно поступление в школу коренным образом меняет положение ребенка. Учение — то, чем теперь он должен заниматься, — оказывается, очень важно для общества; и не только папа и мама — общество оценивает, насколько хорошо он выполняет эти свои новые и важные обязанности. Все остальное в его жизни — его поступки, его отношения со сверстниками и со взрослыми рассматривается теперь через призму этих обязанностей.

Понаблюдайте, как будущие ученики идут в школу в первый раз. Некоторые из них крепко держатся за мамину руку, а некоторые демонстрируют свою возросшую самостоятельность и гордо шагают впереди сопровождающих их пап и мам, бабушек и дедушек. Но даже этим смельчакам немного боязно. А ведь встречаются и ребята, которые долго не могут оторваться от родителей и с трудом становятся в ряды своих одноклассников, чтобы последовать за учителем в класс.

Это большая перемена в жизни, и мы должны понять состояние внутренней тревоги новичка — очень хочется стать учеником, но уже сложилось понимание (или хотя бы предчувствие) того, что с ученика теперь иной спрос; страх перед школой (если, разумеется, он не внушен искусственно взрослыми) на свой лад свидетельствует о том, что ребенок понимает: ему предстоит заниматься делом общественно значимым, обязательным. Этим и отличается прежде всего школьное обучение от того, чем раньше занимался ребенок в детском саду или в семье.

Говоря, что школьник — это «человек общественный», мы не забываем о том, что учение не заполняет и не может заполнять собой всю жизнь ребенка. Конечно, он играет, он занимается (и все больше) посильным трудом, он творит (рисует, поет, танцует), он начинает проявлять себя в спорте. Но все-таки эти виды деятельности младшего ученика подчинены учению; можно сказать, что учебная деятельность в младшем школьном возрасте ведущая.

Напомним, что под ведущей деятельностью в советской детской психологии понимается главная деятельность ребенка на том или ином этапе его развития — именно в русле и в рамках этой деятельности у него складываются основные качества личности и основные психические процессы, характерные для данного возраста. Конечно, ребенок, подросток, юноша учатся на протяжении всего своего пребывания в школе, но важно отметить, что свою ведущую роль та или иная деятельность осуществляет наиболее полно именно тогда, когда она наиболее складывается. Младший школьный возраст и есть период наиболее интенсивного формирования учебной деятельности, как дошкольный возраст был временем, когда в качестве главного дела выступала игра.

Конечно, дошкольники занимаются еще и посильным трудом, в их занятиях есть элементы учения. Но основной средой, в которой живут малыши, оказываются разнообразные формы игры. Игры подчиняют себе выполнение трудовых поручений и работу на учебных занятиях.

С приходом в школу именно учение становится главным типом деятельности для ребенка. В школе ребенок должен в определенные сроки овладеть некоторой суммой знаний, умений и навыков, научиться пользоваться ими, усвоить приемы рассуждений и т. д. Теперь ребенок должен рассматривать и заучивать такой материал, который в каждый данный момент сам по себе может быть ему и неинтересен, но нужен и важен для всей последующей учебной работы (например, приходится много раз повторять запись отдельных элементов букв, чтобы в последующем писать целые буквы, слова и фразы).

И вместе с тем начало школьного этапа не означает, что игре уже не место в жизни ребенка. Нет, игра нужна — и дома, и в школе. Ее необходимость в школе обусловлена следующими обстоятельствами.

В первые школьные месяцы дети просто еще не умеют учиться. Использование игровых приемов позволяет мобилизовать внимание детей, способствует сохранению интереса к занятиям и хорошему пониманию тех или иных сведений. Постепенно учитель формирует у детей собственно учебные интересы и навыки. К концу I класса они должны быть достаточно развитыми у всех школьников, иначе в последующих классах учителю трудно будет добиться усвоения детьми более сложных понятий и умений, которые могут быть полноценно усвоены лишь в учебной ситуации.

Таким образом, от класса к классу удельный вес игровых приемов сокращается. Но именно сокращается, а не исчезает — ив младших (а затем и в более старших) классах применение этих приемов вполне допустимо.

Где и как пользоваться ими? В классе это решает, конечно, учитель. Что касается родителей, то у них здесь достаточно широкое поле деятельности — всевозможные «занимательные грамматики» и «занимательные математики» всегда годятся для домашних занятий.

Стремление детей самостоятельно делать то, что им до определенного времени удавалось делать лишь с помощью взрослых, появляется очень рано. Приблизительно в 3 года ребенок произносит свое первое «я сам», а значительно раньше пытается сам сесть, пить, одеваться. Довольно рано возникает у детей и стремление самостоятельно читать. Оно появится раньше, если ребенку в руки дают книжку с картинками и текстом. Дети просят познакомить их с буквами, спрашивают их названия, требуют от взрослых, чтобы они прочитывали им названия магазинов. Нередко можно видеть, как совсем еще маленький ребенок сидит с книжкой в руках и, водя пальцем по хорошо знакомому ему тексту, самостоятельно «читает». В наше время многие дети приходят в школу, умея читать, считать. Значит ли это, однако, что уже одно владение навыками чтения и счета само по себе свидетельствует о том, что они готовы к самостоятельному осуществлению общественно значимой и общественно оцениваемой учебной деятельности? Конечно, нет. Дело в том, что к 6—7-летнему возрасту наши дети мало-помалу начинают осознавать себя еще не взрослыми, а именно детьми, которым для того чтобы стать взрослыми, надо еще многому учиться. Если дети младшего дошкольного возраста считают себя уже большими и от них часто можно слышать «я уже большой», то во второй половине дошкольного возраста, а особенно к концу его дети, наоборот, часто говорят «я этого не умею», «я еще маленький». Как это ни парадоксально звучит, но именно осознание себя маленьким и неумеющим составляет важную предпосылку возникновения у ребенка готовности к школе. В этот период у него возникает потребность в такой деятельности, которая была бы в глазах людей значимой, важной, ценимой. Именно на этой основе у ребенка появляется стремление учиться в школе, желание стать школьником, занять в жизни новую позицию. Возникновение этой новой потребности в общественно значимой и общественно оцениваемой деятельности — показатель конца периода дошкольного детства и вместе с тем предпосылка для перехода к новому периоду развития и начала школьного обучения.

Между прочим, в иных социальных условиях эта готовность могла бы принимать форму готовности к участию не в учении, а в производительном труде взрослых, труде общественно или семейно значимом, но обязательно ставящем ребенка в новую социальную позицию. Вот, например, «мужичок с ноготок», столь ярко изображенный Некрасовым. Ему лишь «шестой миновал», а свое место в мире взрослых он осознает уже не как малыш — он чувствует себя помощником отца, работником и на вопрос: «А что, у отца-то большая семья?» — отвечает: «Семья-то большая, да два человека всего мужиков-то: отец мой да я».

В наших условиях, когда общество считает важным и обязательным для всех учиться, стремление ребенка включиться в мир серьезных взрослых обязанностей выражается в его желании стать учеником, идти в школу, заниматься тем, чем занимаются сверстники. Только возникновение у ребенка такого уровня самосознания означает, что для него настало время начинать обучение в школе.

Отношение к предстоящему учению как к важному и ответственному делу не складывается само собой. Глядя на старших братьев и сестер, слушая рассказы взрослых, участвуя в играх со старшими ребятами, ребенок рано начинает интересоваться, что такое школа, что в ней делают ребята, как проходят уроки. Отвечая на эти вопросы, взрослые вольно или невольно не только сообщают ребенку фактические сведения о школе, но и формируют у него определенное отношение к будущему учению. Приходя в школу, ребята приносят с собой тот или иной взгляд на учение.

Как правило, будущие первоклассники с радостью и нетерпением ждут 1 сентября: их привлекает и внешняя сторона школьной жизни, и то, что они теперь ученики. И самое важное — они хотят учиться. Пусть первоклассники лишь в общих чертах представляют содержание и цели своих будущих занятий — важна готовность к усвоению знаний. Именно она помогает первокласснику быстро и в большинстве случаев безболезненно усвоить первые требования, касающиеся его новых обязанностей, правил поведения в классе, распорядка дня.

Эта готовность к учению нуждается, конечно, и в родительской поддержке.

Если в семье было заложено правильное отношение к учению, дети, поступая в школу, уже достаточно ясно представляют себе, зачем надо хорошо учиться.

На вопрос о том, зачем надо учиться, первоклассники отвечают так: «Чтобы стать образованным», «Чтобы научиться читать книги и из них все-все узнать», «Чтобы быть полезным стране», «Чтобы уметь придумывать новые машины, которые будут работать вместо людей». Подобные ответы говорят, что у этих ребят уже начинают складываться мотивы учения, связанные с осознанием себя членами общества. Пусть эти мотивы выражаются еще по-детски наивно, но их значение трудно переоценить. Ведь именно эти мотивы будут побуждать детей к учению в течение всех последующих лет.

Конечно, в процессе дальнейшего учения у ребенка появятся собственно познавательные мотивы, стремление занять определенное место в детском коллективе и т. д. Но все они будут связаны теперь с самим учением школьника, побуждаемые первоначально более общими социальными мотивами.

Если такие достаточно широкие мотивы заботливо не формируются родителями еще у ребенка-дошкольника, если они делают в своей воспитательной работе упор лишь на формальную готовность ребенка к школе, то есть опасность, что его учение может стать отбыванием скучной и нудной повинности.

Те случаи, когда ребенок идет в школу не с радостью, а, скорее, с опасением, — как правило, следствие досадных ошибок взрослых. Неоправданно представлять малышу школьную жизнь лишь как источник развлечений и радостей; но еще хуже заранее подчеркивать и предсказывать те трудности и беды, которые его там ждут.

Недопустимо поступают те взрослые, которые — пусть ненамеренно — воспитывают у ребенка негативное отношение к школе. «Вот поступишь в школу, там за тебя возьмутся! Попробуешь ты там не послушаться!» — говорит мать, раздосадованная капризами сына. «Ну и что из того, что он не пришел вовремя, — защищает бабушка внука в разговоре с отцом, — пусть поиграет, побегает вволю. С осени в школу, там его никто не пожалеет». А внук слушает это...

Запугивание суровостью школьной дисциплины, трудностями учения, неуместная жалость по поводу предполагаемых строгостей — все это может сделать ребенка беспомощным при столкновении с первыми же трудностями в учении.

Позиция взрослых должна быть спокойной, деловитой и ободряющей. Пусть ребенок заранее почувствует: дома понимают важность его новых обязанностей, ждут от него старания и ответственности, верят в его силы и готовы прийти на помощь.

Переход к новому образу жизни, к «школьной эпохе» изменяет отношения ребенка со взрослыми и сверстниками, укрепляет в нем сознание своего нового положения школьника, новых обязанностей.

Этому служат и особый школьный режим, и школьная форма, и приготовление уроков дома, и система отметок, и сама организация школьных уроков, на которых все выполняют, как правило, одну и ту же работу, все подчиняются одним и тем же правилам поведения. Главное при этом — новые отношения с учителем, который в глазах ребенка является не заместителем родителей (как воспитатель в детском дошкольном учреждении), а — не более и не менее! — представителем общества, вооруженным средствами контроля и оценки и действующим от имени и по поручению общества.

Дети остро реагируют на то, что может в их собственных глазах уронить эту новую жизненную позицию. Вот поучительный рассказ: воспоминание опытного педагога о первом своем дне с первоклассниками.

«Наконец закончился третий урок. Надо проводить детей к уже ждущим их родителям. Я сказал, что урок закончен и теперь можно идти домой. Дети не подымаются с мест. Я еще раз предложил им встать и подготовиться к тому, чтобы покинуть класс. Тогда один из учеников, видимо, самый смелый, сказал: «А уроки?» И тут только я понял, что допустил непростительную ошибку. Я не задал никакого задания на дом!

Вопрос поставил меня в тупик. В самом деле, какое домашнее задание можно дать ребятам в первый день их пребывания в школе? Можно было бы попросить их повторить стихотворение, но это показалось мне заданием недостаточно «материальным». А нужно ли вообще было задавать урок на дом? Видимо, нужно, если сами ребята напомнили мне об этом. В самом деле, ведь это так важно — сказать своим бывшим товарищам, еще не посещающим школу, в самом разгаре игры во дворе: «Ну, я пошел. Мне надо сделать уроки». Не менее важно, чтобы и дома мама сказала младшим и старшим братьям и сестрам: «А теперь тихо, Пете надо готовить уроки». Ведь если все останется по-старому, как оно было и до этого дня, то новая позиция, позиция человека, выполняющего ответственную работу, важную не только для него, но и для всех, не будет подкреплена новым отношением к нему со стороны других людей — товарищей, родителей, братьев и сестер. Поступление в школу окажется лишенным того смысла, который вкладывал в него ребенок, с нетерпением ждавший этого момента.

Я задал моим школьникам урок. Я предложил им на отдельном листочке нарисовать дом, такой, какой они только умеют.

К следующему дню я подготовил уроки уже более содержательные и относящиеся к программе. Это должны были быть первые уроки чтения, письма, счета. А о данном накануне домашнем задании я не вспоминал.

Каково же было мое удивление, когда ребята, придя в класс и заняв свои места, прежде всего вынули свои рисунки, положили их перед собой и затихли в ожидании. Они ждали... Ждали, что я посмотрю их работу и, главное, оценю их усилия. Я видел, с каким нетерпением они ожидали, пока я подойду. Казалось, кто-нибудь из них сейчас не выдержит и скажет: «Посмотрите же скорее у меня!» По их лицам, по торжественно натянутым, полным ожидания позам я понял, что не посмотреть их работы, не сказать каждому несколько слов по поводу его домика нельзя.

И я, потратив на это почти половину урока и сорвав свои прекрасные планы, переходил от одного стола к другому, смотрел рисунки и, каждому говорил что-нибудь хорошее и ободряющее...»

Тем не менее первокласснику не всегда удается сразу привыкнуть к новому образу жизни: режиму, необходимости спокойно сидеть на уроках, обязательности домашних занятий и т. п. Родительское стремление облегчить эти трудности, в какой-то мере взять их на себя понятно, но и рискованно. Приучить ребенка к режиму «потихоньку» или, скажем, выполнять за него часть заданий в надежде, что он «попривыкнет к школе» и потом все будет делать сам, не лучший способ помощи. Именно на самых первых порах важно четко и однозначно показать ему, что входит в круг его новых, его собственных обязанностей. Не бойтесь, что, требуя их выполнения, вы окажетесь слишком строги — первоклассник примет их с готовностью, если почувствует, что они не невесть откуда взявшиеся тяготы, а обязанности, присущие его новому общественному положению. Добиться их выполнения — это и значит организовать жизнь ребенка так, как необходимо для его учебного труда. Всяческая же «полуорганизация» лишь прибавит ему трудностей и принесет вам в будущем немало забот.

Положение ребенка в семье и среди сверстников с самого начала школьного обучения связано прежде всего с тем, как он выполняет свои новые обязанности. Сказать о младшем школьнике, что он хороший, — это прежде всего оценить его как ученика. Таким образом, отношение к ребенку в семье и его место в коллективе сверстников начинают определяться тем, как он учится. Этим отношением в значительной мере поддерживаются интересы школьника к учению как серьезному, важному делу, нужному не только для него, но и для всех.

К сожалению, приходится отметить, что воспитывающее значение обучения, его роль в становлении личности порой недооцениваются. И получается так — учение само по себе, а воспитание само по себе. В таком случае воспитание сводится к назиданиям по тому или иному поводу, к нравоучениям впрок, к осуждению тех или иных проступков... Обратим внимание на такое обстоятельство: учебная деятельность по своему смыслу, содержанию и форме является общественной. Вместе с тем она индивидуальна по результату, поскольку полученные знания, умения и навыки составляют приобретение отдельного ученика. И родителям следует помнить: в определенных условиях есть опасность превращения учения в деятельность индивидуалистически направленную («Учусь для себя»). Для сохранения общественного смысла учения необходимо, чтобы ребенок считал естественным добывать знания вместе с товарищами, считал необходимым, если надо, делиться своими знаниями и умениями.

 

 


читать далее

Содержание

- Брак.Семья.Общество
 Глава I. Пока вас только двое
 - Поговорим о странностях любви
 - Мы родом из детства
 - Когда принимаешь решение
 - К гармонии в браке
 - О серьезности намерений
 - С точки зрения закона
 - Личные права супругов
 - Ах, эта свадьба!
 Глава II. Первые месяцы вместе
 - Любовью дорожить умейте
 - Азы супружеского счастья
 - Первая брачная ночь
 - Медовый месяц
 - Предупреждение беременности
 - Молодые и родители
 - Семейные портреты
 Глава III. Искусство быть друг с другом
 - О парадоксах взаимной адаптации
 - Три ступени совместимости
 - Испытания конфликтом
 - Семейный театр
 - Семья в психологическом рентгене
 - Поэзия таинства
 Глава IV. Семейное хозяйство
 - Любовная лодка и быт
 - Домашний труд во благо
 - О семейной экономике
 - Вкусно. Быстро. Дешево
 - Миражи потребления
 - Уют вашего дома
 - Слагаемые комфорта
 Глава V. Здравствуйте, дети!
 - Что нам дарят дети
 - Мои родители и я как родитель
 - Родительская любовь
 - В ожидании аиста
 - Трудно ли быть мамой?
 - Уход за новорожденным
 - Ребенок обживает дом
 - Под опекой государства
 Глава VI. Ступеньки лестницы взросления
 - Психология возрастного развития
 - Человек в колыбели
 - Человек играющий
 Школьные годы
 - С нулевой по десятый
 - Трудный возраст
 - Шаги к самоопределению
 - «Уж я не мальчик…»
 - Будущие родители
 - На пороге семейной жизни
 - Что может быть лучше джинсов?
 Глава VII. Лето супружества
 - Середина жизни
 - «Освобожденные» родители
 - Для тех, кому за ...
 - Если предстоит развод...
 - Возвращение друг к другу
 - Когда я буду бабушкой
 - Союз поколений
 - Вместо заключения