Na-svet.ru

Мать и Дитя

Разделы

Заочные лекции для матерей
 Кесарево сечение
 Азбука семейной жизни
 Как любить ребенка//Януш Корчак
 Происхождение детских неврозов и психотерапия//А.И.Захаров
 Мы и наши дети (Б. и Н. Никитины)
 Резервы здоровья наших детей (Б. и Л. Никитины)
 Воспитание в утробе матери, или рассказ об упущенных возможностях
 Пренатальная психология
 Полезная информация
 Государственность и семья
 Семейный кодекс РФ
 Комментарий к Семейному кодексу РФ
 


11
1
2

Заочные лекции для матерей

Трудный возраст

Подростковый возраст обычно называют трудным, подчеркивая этим чрезвычайный и сложный характер глубоких качественных изменений, которые происходят в этот период и в организме, а, психике человека.

Важнейшая особенность этого возраста — переход от детства к взрослости. Ребенок уже покидает мир детства, но он еще и не полноправный член общества взрослых. И по своему физическому облику, и по поведению подросток напоминает зайца в период линьки — кое-где шкурка уже серая, а кое-где еще белая. Непоследовательность поведения, перепады настроения, неожиданные выходки подростков заставляют врачей и педагогов говорить об особом «подростковом комплексе», о «пубертатном кризисе», что подчеркивает специфику этого возраста и особо сложные задачи, которые он ставит перед воспитателями и родителями.

И первые, и вторые должны учитывать, что в этот период подросток живет как бы в особом мире, характеризующемся рядом противоречий.

1. Физиологические противоречия. Во время ускоренного роста довольно часто возникают несоответствия в темпах развития отдельных органов и частей тела. Рост конечностей опережает рост тела, сердечно-сосудистая система может не успевать за ростом мышечной массы. Возникает угловатость, неловкость в движениях. Неожиданные приступы утомления (из-за нехватки кислорода в различных органах) сменяются повышенным мышечным тонусом и сверхактивностью в движениях. Но главное физиологическое противоречие обусловлено половым созреванием. Его внешние признаки хорошо известны: развитие молочных желез, специфически женское распределение жировой ткани у девушек, ломка голоса у мальчиков, рост волосяного покрова в местах обильного потоотделения (в паху и под мышками), а также на лице (у мальчиков), наконец, появление менструаций у девочек и семяизлияний у мальчиков. Активизация гормональной деятельности щитовидной и половых желез вызывает резкое усиление общего обмена веществ, что приводит не только к подъему энергетического тонуса, но и к повышению тонуса нервного — к большей чувствительности и раздражительности. Внешние раздражители, которые взрослому покажутся пустяковыми, могут вызвать у подростка резкий перепад настроения, а длительные неблагоприятные воздействия, усугубленные несогласованностью в работе внутренних органов, даже привести к нарушениям — функциональным расстройствам нервной системы. Отсюда — слабость сдерживающих механизмов (импульс к какой-то реакции достигает такой силы, что не может быть заторможен с помощью произвольного усилия), расстройства сна, приступы вялости, рассеянности и т. п.

Эти телесные изменения невольно приковывают к себе внимание подростка, он сосредоточивается на познании собственного организма, своего телесного «я» и начинает понимать, что он уже не тот человек, каким был в детстве, что он должен по-другому строить свои отношения с окружающими.

2. Противоречия социальной ситуации. Подросток вынужден пребывать как бы в ножницах двойной морали. С одной стороны, взрослые продолжают применять к нему «детскую мораль» (или, как ее назвал И. С. Кон, «мораль послушания»). С другой же, они начинают использовать и «мораль взрослых», требуя, чтобы подросток самостоятельно планировал и контролировал свои действия по выполнению растущего круга обязанностей. Нередко возникает разрыв между правами и обязанностями: рост обязанностей не сопровождается гармоничным ростом соответствующих прав. Подросток же требует того, чтобы ему предоставили свободу и права, не понимая еще в полной мере (в силу недостаточной социальной зрелости и сознательности), что всякая свобода сопряжена с ответственностью. Он хочет завладеть привилегиями взрослых, не принимая одновременно на себя той ответственности, которая лежит на них, игнорируя те обязанности, которые сопряжены с этими привилегиями и правами. Подросток оказывается восприимчивым к внешним признакам взрослости, к таким не самым лучшим привилегиям взрослости, как курение, употребление спиртного, свобода распорядка дня («Прихожу домой и ложусь в постель, когда захочу»), свобода выбора друзей и компаний, азартные игры, чтение книг и просмотр фильмов для взрослых (в которых снято характерное для детской морали табу на сексуальную тематику) и, наконец, свобода и автономия сексуального поведения. На ранних этапах переходного возраста половое влечение подростка еще слишком слабо дифференцировано, оно еще не сфокусировано, не опредмечено на представителях противоположного пола, но подросток уже стремится «закрутить роман», чтобы опять-таки походить этим на взрослого.

Борьба подростков за сексуальную автономию (от родительского контроля) достигла особо драматичных масштабов в связи с акселерацией. Известно, что за последние 100 лет произошел сдвиг: половое созревание завершается на 3 года раньше. Первая менструация у девочек наступает сейчас в среднем в 12 лет 7 мес. В 14 лет у половины мальчиков уже наблюдается семяизлияние (девочки более чем на год опережают мальчиков в темпах полового созревания). Большинство юношей и девушек в 15—16 лет по своему сексуальному развитию теперь соответствуют 18—19-летним в 20—30-е гг. нашего столетия. Однако время получения самостоятельного полноценного заработка, наоборот, сдвинулось на 2—3 года позднее. Образовался довольно длительный период сексуального бесправия: в течение б—8 лет юноши и девушки, обладая не просто развитыми сексуальными потребностями, но общепризнанной всеми специалистами юношеской сверхвозбудимостью, фактически остаются в глазах взрослых детьми, на которых распространяется «детская мораль» с присущими ей сексуальными запретами. Конечно, эта проблема больше характерна для старшего подросткового (14—15 лет) и юношеского возраста (16—17 лет), но она дает себя знать уже с первыми признаками полового созревания. Испытывая на себе тяжесть давления сексуального запрета, подросток не может избавиться от плохо сознаваемого чувства протеста: «Взрослые разрешают себе то, что запрещают мне». Социальные противоречия усиливаются в тех случаях, когда родители сами постоянно нарушают законы, соблюдения которых требуют от детей; курят, пьют, смотрят до полуночи телевизор, уходят в гости и не предупреждают о времени возвращения, не убирают за собой постель или разбрасывают по комнате вещи, не отдают вовремя долги, изменяют, нарушая клятву супружеской верности, разводятся и заключают новые браки, опаздывают на работу, а то и прогуливают и т. п. Наш собственный эгоцентризм мешает нам, взрослым, понять, до какой степени остро переживает подросток чувство социальной несправедливости, когда его наказывают за нарушение таких требований, которые едва ли не постоянно и совершенно безнаказанно нарушают сами взрослые.

3. Психологические противоречия. Уже к 11—12 годам мышление ребенка развивается до уровня логических операций, он умеет абстрагировать и обобщать. Этому способствует программа школы, в которой подростки знакомятся с основами научно-теоретического мышления.

Всякая нечеткость границ между «хорошо» и «плохо», всякая непоследовательность, противоречивость поведения его прежних кумиров — родителей и учителей — остро переживается подростком. Известен подростковый максимализм: «хороший» человек не может совершать ни одного плохого поступка, иначе его нельзя считать «хорошим», «сильный» человек никогда не может позволить себе оказаться слабым и т. п. В своем поиске эталонов и авторитетов подросток ищет авторитеты и образцы для подражания вне семьи (среди кино- и литературных героев, артистов эстрады и спортсменов, старших товарищей и сверстников — лидеров подростковых групп), а также ищет опору в себе самом — пытается разобраться, насколько устойчивым эталоном для социального сравнения является он сам. Происходит огромная, напряженная внутренняя работа по самопознанию, самооценке, самоиспытанию, самоопределению. И эта работа необходима! Без нее нельзя прийти к самовоспитанию и самосовершенствованию, к самокритике и самоконтролю. Но для выполнения ее подростку нужны не только педагогические беседы об умозрительных возможностях (благоприятных и неблагоприятных), но и реальные испытательные житейские ситуации — такие, в которых только и можно испытать себя на деле, а не на словах. И этот поиск испытательных ситуаций опять-таки нередко сталкивается с родительскими запретами, с опасениями и непониманием ребенка. Дело затрудняется тем, что подросток непрерывно удивляет своей переменчивостью не только взрослых, но и самого себя. Он как бы не может нащупать свое настоящее «я». А это ему остро необходимо, чтобы занять свое устойчивое место в отношениях с людьми — взрослыми и сверстниками, чтобы понять границы своих реальных возможностей и притязаний. Не находя в самом себе нужной ему определенности, последовательности, устойчивости, не узнавая себя самого в зеркале, с изумлением изучая свои вытянувшиеся и непослушные руки и ноги, удивляясь новым ощущениям и новым потребностям, подросток нередко совершенно еще по-детски обижается на окружающих — будто это они виноваты, что не дают ему той свободы, которая ему необходима для того, чтобы обрести самого себя.

Перечисленные системы противоречий сталкиваются и взаимодействуют между собой. У каждого подростка эти противоречия разрешаются по-своему. Однако во всех случаях взрослым необходимо найти новую, обязательно новую дистанцию общения с подрастающим человеком и понять, что не все, далеко не все в его жизни зависит теперь от них, разумеется, не ослабляя своего внимания к внутреннему миру подростка, к его интересам, увлечениям.

Воспитательные воздействия должны теперь быть более косвенными: а) помощь по запросу (взрослый вмешивается в дела подростка, когда тот просит оказать ему содействие, принять участие в каком-то совместном деле), б) совместное планирование будущего, в) совместный разбор случившегося. Воспитатель должен предоставить воспитаннику возможность самостоятельно справляться с различными, в том числе и неожиданными и рискованными, жизненными ситуациями.

К сожалению, родители к моменту достижения ребенком подросткового возраста частенько затверживают до автоматизма выработавшиеся у них приемы общения с ребенком, и им оказывается очень трудно скорректировать стиль воспитания.

Привыкшим к регламентирующей сверхопеке (преобладание запретов) трудно предоставить ребенку необходимую ему свободу. Нередко после нескольких серьезных столкновений с подростком сверхопе-кающие родители резко изменяют свою позицию, переходя от сверхопеки к равнодушной автономии под лозунгом «Раз ты такой умный — учись на своих ошибках». К сожалению, они при этом не понимают, что ребенок, как никогда раньше, нуждается теперь в особой помощи — деликатной, ненавязчивой и уважительной, возвышающей, а не унижающей его достоинство.

Сами по себе родители к моменту достижения ребенком подросткового возраста испытывают серьезные жизненные трудности. Это время, когда молодость как таковая оказывается позади, и самым наглядным тому подтверждением является взрослеющий на глазах ребенок. Наше сознание сопротивляется, не желая признавать факт утрачиваемой молодости. Нам хочется видеть ребенка маленьким, шаловливым, но по существу зависимым и послушным детенышем. Массовыми исследованиями показано, что родители в среднем на 4—5 лет преуменьшают психологический возраст своих детей-подростков (!).

Когда подросток начинает бунтовать и требовать, бастовать и саботировать, разговаривать с нами таким же нетерпимым, командным тоном, как мы с ним, или просто тихо замыкаться в себе, или пропадать где-то вне дома целыми днями, тогда наши ожидания, что мы имеем дело с маленьким ребенком, приводят к слишком резкому контрасту в нашем восприятии этого человека — мы не узнаем его, испытываем отчуждение, будто это не наш ребенок, которого уже «испортили» улица, телевизор и недальновидные воспитатели.

Мы принимаем как бы на свой счет такие реакции подростка, которые вообще характерны для этого возраста, например повышенную ориентацию на сверстников. Мы с болезненной ревностью видим в

этом симптомы отдаления ребенка от нас. А на самом деле остаемся просто в тылу его наступления на мир, тогда как главный фронт этого наступления — круг сверстников. Подросток стремится познать меру своей привлекательности и силы, ума и ловкости Оценки сверстников для него оказываются важнее, чем оценки родителей, не потому, что последние лишены авторитета (они сохраняют свой авторитет, если эмоциональные связи не утрачены), но потому что в оценках сверстников подросток вычитывает признание или отвержение его притязаний на определенную ступень в иерархии сверстников. И при этом он, как правило, пытается утвердиться среди сверстников в тех своих проявлениях и способностях, где может добиться максимально высокого признания.

Взрослые же очень часто навязывают детям стереотипные системы шкал и требований, которые противоречат стремлению ребенка доказать свою уникальность, свое неоспоримое превосходство в каком-то виде занятий. Когда единственными мерками для взрослых (и учителей, и родителей) оказываются дисциплинированность и прилежность в учении, то самые активные, самые внутренне беспокойные подростки оказываются в заведомо невыгодном положении: они не могут утвердить свой приоритет, свое превосходство по этим шкалам в конкуренции с «послушными тихонями», и, если они не находят других социально приемлемых шкал для первенства, они бунтуют — у них развивается так называемая демонстративная отрицательная идентификация с общепризнанными авторитетами и общепринятыми системами ценностей. Они все переворачивают вверх дном, наизнанку и, не имея возможности отличиться в лучшую сторону, пытаются отличиться в худшую — только бы любой ценой доказать свою исключительность,

Воспитатель обязательно должен постараться увидеть и понять скрытую, внутреннюю систему смыслов, лежащую за резкими, порой асоциальными выходками подростков. Обнаружить в них драматический поиск способов самовыражения, поиск, часто безрезультатный и потому граничащий с разрушительным протестом против регламентированных стереотипных занятий, забот и развлечений, привычных и незаметных компромиссов, присущих миру взрослых.

В поиске способов самоутверждения лежит причина того явления, которое крупный советский психиатр А. Е. Личко назвал «реакцией» увлечения» или «хобби-реакцией» подростка. «Подростковый возраст без увлечений подобен детству без игр, — пишет А. Е. Личко, выделяя и классифицируя следующие типы увлечений, которые полезно учитывать родителям.

1. Интеллектуально-эстетические увлечения: музыка, рисований? радиотехника, разведение цветов, певчих птиц. Родители к ним должны относиться с тактом и терпимостью: в подобных увлечениях содержится важнейший элемент продуктивности — ориентация на создание оригинального продукта, самовыражение в нем. Главное — суметь направить увлеченность в русло коллективизма: отыскать для ребенка подходящий кружок, в котором он нашел бы себе единомышленников и начал ориентироваться на объективные, а не на аутические (порожденные собственной фантазией) критерии качества. Другая важная задача — преодолеть желание подростка непрерывно менять предметы своих увлечений. Надо помочь ему понять, что в каждом деле есть две волны интересов: первая — от первоначального знакомства с новым предметом, а вторая — от появления первых реальных достижений — и что между первой и второй волной есть неминуемая и более или менее длительная полоса спада и разочарования, которую надо уметь перетерпеть, как приходится терпеть бегуну на длинные дистанции, когда придет второе дыхание.

2. Телесно-мануальные увлечения. Главное — направленность либо на укрепление своей физической силы и ловкости, либо на получение каких-либо искусных ручных навыков. Это не только спортивные увлечения, но и увлечения в стремлении научиться играть на гитаре, мастерить, вышивать, ездить на велосипеде, водить мотоцикл, машину, весельную или моторную лодку, парусник, кататься на роликовой доске и т. п. Для того чтобы достичь полноценного уровня самосознания и самоуважения, тесно переплетенного с признанием среди сверстников, подросток-мальчик обязательно должен владеть хотя бы одним видом спорта, связанным с передвижением (бег, велосипед, плавание), еще одним, но связанным с коллективной спортивной игрой (футбол, волейбол, баскетбол и т. п.), и, наконец, каким-то видом единоборства (знать приемы самбо, бокса или каратэ). Тогда он будет принят в какую-нибудь походную, маршрутную группу или спортивную команду, в которой про него будут знать, что он умеет постоять за себя и товарищей. Здесь опять же необходимо оказать помощь подростку в овладении каким-то из вышеперечисленных видов спорта до уровня относительного совершенства — такого, который гарантировал бы ему первенство по этому виду в любой произвольно подобранной группе. Тогда его будут ценить как «специалиста», и в таковой роли подросток сможет утвердить свою неповторимость среди сверстников. Однако следует отговорить его от преждевременного многоборья — попытки превзойти всех и по всем видам часто чреваты неудачами: подросток в каждом виде кому-то да уступает и в результате не получает желанного ему уникального статуса.

Для девочек момент спортивной конкуренции не имеет в большинстве случаев такого принципиального значения. Но им очень важно найти такой вид физических упражнений, в котором максимально бы раскрылись их привлекательные уникальные стороны—подвижность, пластика, тонкая координация, усидчивость, глазомер, способность ассистировать (превращаясь в «пасущего» в подвижных играх, в аккомпаниатора, в ведомого в танцах) и ненавязчиво лидировать, когда партнер оставляет свободной роль лидера-солиста.

3. Лидерские увлечения. Ряд подростков во что бы то ни стало стремятся утвердить свой авторитет с помощью прямого захвата роли лидера — своеобразного «главаря», подчиняющего себе сверстников. в борьбе за роль вожака они нередко должны выдерживать жестокую конкуренцию, граничащую с прямой агрессией со стороны других претендентов. Таких подростков следует убедить в том, что притязания на роль лидера не могут привести к успеху, если они не подкреплены какими-то объективными достоинствами. Лидер среди подростков — это прежде всего тот, кто выполняет какую-то значимую для группы деятельность лучше всех остальных. Непрочен авторитет, основанный на страхе перед физической силой или на зависти к достатку (фирменной одежде, спортинвентарю, наличию карманных денег). В этом случае признание лидерства группой оказывается вынужденным и временным: на самом деле группа стремится избавиться от страха и зависти и при удобном случае обязательно отомстит ослабленному лидеру за свои унижения.

Особо ценной валютой в подростковых группах является преданность, и оттого очень часто лидером становятся те, кто принимает на себя роль носителя идеи групповой сплоченности и получает приоритетное право выносить обвинения другим членам группы в предательстве (вспомним Железную Кнопку в фильме Р. Быкова «Чучело»), Ценность товарищества и преданности подростками нередко фетишизируется. Раннее воспитание на героических примерах приводит к гротесковому стремлению сколотить «партизанский отряд», «совершать подвиги», «скрываться от преследователей», «мужественно брать вину на себя во время пыток и допросов, не выдавая товарищей». А в обыденной жизни с зарегламентированными повестками комсомольских собраний и мероприятий трудно отыскать место подвигу, способ испытания своей смелости и преданности. Сами собой (ситуативно, импульсивно, спонтанно) рождается идея совершить асоциальный, осуждаемый взрослыми поступок — совершить группой, «втихаря», создав угрозу разоблачения и наказания со стороны взрослых. Не находя себя в учебе или продуктивных занятиях, требующих терпения и усидчивости, сверхактивные подростки (заводилы) нередко пытаются утвердить себя в качестве вожаков-идеологов антиродительского, а то и просто асоциального «движения протеста». Цель протеста не созидать, а нарушать и разрушать. Сверстникам же они навязывают опасную игру по логике «предатель-непредатель», где признаком «храбрости» и «доблести» отмечается именно преданность асоциальному вожаку. К несчастью, взрослые, не вникая в смысловые тонкости этой логики и не направляя в приемлемые русла активность «лидеров оппозиции», нередко безвозвратно утрачивают нити управления коллективом.

Задача эффективного противодействия подобным лидерским увлечениям должна решаться с помощью предоставления подросткам, испытывающим острую потребность в риске, таких занятий, которые бы направили «энергию подвига» в мирное русло. При этом импульсивную энергию удается снимать, если придумать для детей интересную для них задачу на выносливость, где «предателем» становится тот, кто сошел с дистанции и не довел дело до конца. Хороши здесь бригадные формы организации производительности труда подростков по месту жительства — с настоящей оплатой по результатам труда. Не доведено дело до конца — вся бригада не получает оплаты! Именно тогда лидерские увлечения направятся в русло сплачивания дружных бригад. Задача родителей подростков не оставлять детей на улице, не отмахиваться от них равнодушно — «армия перевоспитает», а опережать в проявлении инициативы, разжигать интерес к созидательным способам проявления самостоятельности. Трудные подростки — это симптом отстраненности взрослых от детей, результат равнодушия, тактики пассивных угроз. Но к взрослым, проявляющим выдумку и изобретательность, поощряющим самостоятельность, подростки тянутся сами.

4. Накопительские увлечения. Страсть к коллекционированию — симптом повышенной потребности в самоутверждении с помощью обладания материальными благами и ценностями, а значит, не вполне социально благоприятного развития личности. Если ваш ребенок не собирается быть завскладом или товароведом, то такое увлечение вряд ли можно считать предвестником счастливой профессионализации. Стоит подумать, не проявляется ли в этом увлечении дефицит развития личных способностей подростка, дефицит суверенитета и персонального пространства. Может быть, стоит своевременно откликнуться на просьбы подростка купить велосипед, лыжи или радиоконструктор, доверить ему работу на пишущей машинке, т. е. развивать более созидательные формы увлечений. Ведь потребность в обладании собственностью может разрастись до гипертрофированных размеров, когда недалеко и до стяжательства. Конечно, в накопительстве есть и определенный плюс — развивается аккуратность, педантичность, бережливость в отношении к вещам. Но зарождение спекулятивных тенденций надо своевременно выявлять и предупреждать предложением и поощрением других увлечений.

5. Эгоцентрические увлечения. Это участие в любительских эстрадных ансамблях, в спортивных соревнованиях ради славы и почестей, увлечение экстравагантной, модной одеждой. Главное здесь — стремление привлечь к себе внимание. Демонстративная сторона увлечения преобладает над всеми другими. Изыскивая для себя какое-то хобби, подросток заботится не об обеспечении высокой внутренней заинтересованности и высоких реальных достижений, а о том, чтобы поразить окружающих оригинальностью своих интересов. Как только удивление окружающих спадает, ненасытная демонстративность толкает такого подростка искать новое увлечение. Однако чрезмерное увлечение такого рода обычно выступает признаком дефицита эмоционального участия в жизни подростка со стороны близких, прежде всего родителей. Смысл некоторых нелепых и внешне просто глупых выходок подростков — привлечь внимание к себе и своим проблемам. Это иносказательный запрос о помощи! А взрослые, к несчастью, частенько бывают просто глухи к такому иносказательному языку — раздражаются, угрожают и наказывают (за поступок, имеющий совершенно другой смысл!), а то и просто проходят мимо.

6. Азартные увлечения. Мы уже говорили о стремлении подростка создавать различные испытательные ситуации — с риском побед и поражений, приобретений и потерь. Дефицит риска при наличии размеренной, регламентированной жизни «школа — уроки — телевизор — школа» подростки пытаются компенсировать с помощью картежных игр, заключения разного рода пари на деньги, игр в «расшибалку». Чтобы направить потребность в риске в приемлемое русло, следует подумать о том, как превратить учебные занятия и домашний повседневный труд подростка в более «азартное» занятие. Речь не о денежных выплатах — подросток с не меньшим азартом может биться и за аналогичные спортивные очки. Но в отличие от младшего школьника он хочет, чтобы эти завоеванные очки давали ему какие-то блага и привилегии, ибо как же приятно потреблять блага, которые ты добыл своим трудом — тем более если добыл, рискуя. Значит, надо моделировать в жизни подростков ситуацию «опасность — усилия — результат», без которой многие из них не ощущают собственную жизнь полноценной.

7. Информативно-коммуникативные увлечения. А. Е. Личко относит сюда многочасовое сидение у телевизора, пустую болтовню с приятелями, глазение на происходящее вокруг, проглатывание приключенческой литературы без всякого проникновения в содержание. Здесь мы имеем дело по существу с псевдоувлечением — пассивное поглощение информации заменяет отсутствие настоящих увлечений. Такое времяпрепровождение характерно для боязливых и не уверенных в себе подростков. Свою потребность в риске и приключениях они удовлетворяют с помощью сопереживания литературным или киногероям, демонстрируя симптом дефицита защищенности. А это значит, что подростка надо включать в такие коллективы, которые, гарантировали бы ему чувство защищенности. Поскольку благодаря накопленной эрудиции такие подростки часто побеждают в разного рода викторинах и конкурсах знатоков, им следует предоставить возможность реализовать свой информационный багаж — проводить политинформации в классе, участвовать в кружках любителей истории, географии.

Трудный возраст — это период критического отношения к миру взрослых, к себе, к родителям. Взрослым нужно постараться не противопоставлять себя подростку в этом, а разделить с ним его трудности и сомнения, обсуждая с ним его проблемы и уважая право на свое мнение и точку зрения. Главное же для родителей — это вскрыть и разоблачить в себе ревность от утраты позиций непререкаемого авторитета и вершителя детской судьбы. Надо надеяться на тот запас лучшего, который вы успели создать в душе ребенка своей любовью и заботой о нем в более ранние годы его жизни. Надо предоставить подростку свободу в поиске новых авторитетов и кумиров и с терпимостью относиться к его стремлению подражать какому-нибудь сверстнику-лидеру, киногерою, старшему товарищу. Путем подражания разным людям и персонажам подросток осуществляет поиск своего нового, взрослого «я». Надо даровать ему самостоятельность в поисках способа самоутверждения в коллективе сверстников. «А когда же направлять и предупреждать от роковых ошибок?!» — возразит озабоченный родитель.

Что ж, для этого есть масса возможностей, которые мы просто не замечаем и не развиваем. Подросток редко обращается к нам за советом вовремя — мы либо заняты, либо куда-то спешим, либо уже хотим дать свой собственный, заготовленный, «выстараданный» совет. Просьба о помощи часто формулируется неявно, и мы просто не узнаем его. Но, откликаясь дружелюбно, терпимо и внимательно на каждый такой запрос, мы повышаем свои шансы на то, что частота этих запросов возрастает, и мы постепенно превратимся из «гневно осуждающего» родителя в верного друга-советчика, которому можно доверять душевные тайны.

 

 


читать далее

Содержание

- Брак.Семья.Общество
 Глава I. Пока вас только двое
 - Поговорим о странностях любви
 - Мы родом из детства
 - Когда принимаешь решение
 - К гармонии в браке
 - О серьезности намерений
 - С точки зрения закона
 - Личные права супругов
 - Ах, эта свадьба!
 Глава II. Первые месяцы вместе
 - Любовью дорожить умейте
 - Азы супружеского счастья
 - Первая брачная ночь
 - Медовый месяц
 - Предупреждение беременности
 - Молодые и родители
 - Семейные портреты
 Глава III. Искусство быть друг с другом
 - О парадоксах взаимной адаптации
 - Три ступени совместимости
 - Испытания конфликтом
 - Семейный театр
 - Семья в психологическом рентгене
 - Поэзия таинства
 Глава IV. Семейное хозяйство
 - Любовная лодка и быт
 - Домашний труд во благо
 - О семейной экономике
 - Вкусно. Быстро. Дешево
 - Миражи потребления
 - Уют вашего дома
 - Слагаемые комфорта
 Глава V. Здравствуйте, дети!
 - Что нам дарят дети
 - Мои родители и я как родитель
 - Родительская любовь
 - В ожидании аиста
 - Трудно ли быть мамой?
 - Уход за новорожденным
 - Ребенок обживает дом
 - Под опекой государства
 Глава VI. Ступеньки лестницы взросления
 - Психология возрастного развития
 - Человек в колыбели
 - Человек играющий
 - Школьные годы
 - С нулевой по десятый
 Трудный возраст
 - Шаги к самоопределению
 - «Уж я не мальчик…»
 - Будущие родители
 - На пороге семейной жизни
 - Что может быть лучше джинсов?
 Глава VII. Лето супружества
 - Середина жизни
 - «Освобожденные» родители
 - Для тех, кому за ...
 - Если предстоит развод...
 - Возвращение друг к другу
 - Когда я буду бабушкой
 - Союз поколений
 - Вместо заключения