Na-svet.ru

Мать и Дитя

Разделы

Заочные лекции для матерей
 Кесарево сечение
 Азбука семейной жизни
 Как любить ребенка//Януш Корчак
 Происхождение детских неврозов и психотерапия//А.И.Захаров
 Мы и наши дети (Б. и Н. Никитины)
 Резервы здоровья наших детей (Б. и Л. Никитины)
 Воспитание в утробе матери, или рассказ об упущенных возможностях
 Пренатальная психология
 Полезная информация
 Государственность и семья
 Семейный кодекс РФ
 Комментарий к Семейному кодексу РФ
 


11
1
2

Заочные лекции для матерей

Раздел VII. Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства

1. Иностранными гражданами, о которых идет речь в разделе VII СК, признаются в России лица, не являющиеся российскими гражданами и имеющие доказательства своей принадлежности к гражданству иностранного государства. К таким доказательствам относятся национальные паспорта или заменяющие их документы. Под категорию иностранных граждан подпадают и лица, обладающие подданством иностранного государства (понятие "подданство" сохранилось в некоторых странах с монархической формой правления, хотя по содержанию оно фактически равнозначно понятию "гражданство").

Статья 62 Конституции РФ допускает двойное гражданство российского гражданина в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Ситуация двойного гражданства возникает обычно из-за применения государствами разных принципов при решении вопросов приобретения гражданства. Ребенок может приобрести двойное гражданство, например, при различном гражданстве родителей или в результате усыновления иностранным гражданином, женщина - при выходе замуж за иностранца, если по законам его государства жена должна следовать гражданству своего мужа. Согласно ст.3 Закона "О гражданстве Российской Федерации" (ВВС РФ, 1992, N 6, ст.243) российскому гражданину может быть разрешено по его ходатайству иметь одновременно гражданство другого государства, но только такого, с которым имеется соответствующий международный договор. Этот договор должен прямо предусматривать право граждан договаривающихся государств иметь одновременно гражданство обоих этих государств.

Признание в соответствии с Конституцией РФ двойного гражданства лишь в указанных, строго ограниченных случаях означает, что общий принцип, по которому за лицом, состоящим в гражданстве Российской Федерации, не признается принадлежность к гражданству другого государства (ч.1 ст.3 упомянутого закона о гражданстве в редакции Закона от 17 июня 1993 г.), продолжает действовать. Поэтому российский гражданин, имеющий доказательства принадлежности к гражданству иностранного государства, будет при отсутствии соответствующего международного договора рассматриваться в России только как российский гражданин.

Лица без гражданства - это лица, которые, не являясь гражданами Российской Федерации, не имеют доказательств своей принадлежности и к гражданству иностранного государства. Исходя из ст.15 Всеобщей декларации прав человека, провозгласившей право каждого на гражданство, Россия стремится к устранению и предотвращению безгражданства проживающих на ее территории лиц. Согласно ст.7 Закона о гражданстве российское государство поощряет приобретение гражданства Российской Федерации лицами без гражданства и не препятствует приобретению ими иного гражданства.

2. Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в России правами и несут обязанности наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором РФ (п.3 ст.62 Конституции РФ). Конституция, таким образом, приравнивает иностранных граждан и лиц без гражданства к российским гражданам, т.е. устанавливает для этих лиц национальный режим. Это относится и к правам и обязанностям в семейных отношениях. Правило о национальном режиме соответствует общепризнанным нормам международного права.

Национальный режим иностранным гражданам и лицам без гражданства предоставляли в России и до принятия Конституции РФ. Он закреплен в ст.17 Закона о правовом положении иностранных граждан в СССР от 24 июня 1981 г. (ВВС СССР, 1981, N 26, ст.836). Применительно к семейным отношениям этот вопрос решался в ст.160 КоБС. В отношении лиц без гражданства ч.2 ст.160 КоБС содержала, однако, ограничение: национальный режим предоставлялся лишь тем лицам без гражданства, которые постоянно проживали в РСФСР (хотя на практике и временно находящиеся в России лица приравнивались в принципе к российским гражданам).

Отсутствие в разделе VII СК посвященной национальному режиму статьи, аналогичной ст.160 КоБС, никак не означает изменения принципиального подхода к данному вопросу: иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в России национальным режимом в семейных отношениях на основании п.3 ст.62 Конституции РФ. Отсутствие же в разделе VII СК содержавшегося в ч.2 ст.160 КоБС ограничения означает, что лицам без гражданства национальный режим предоставляется теперь независимо от места их жительства, т.е. национальным режимом пользуются и те, кто постоянно проживает за границей, а в России находится лишь временно.

Таким образом, иностранные граждане и лица без гражданства независимо от места их жительства вправе, как и российские граждане, вступать на территории России в брак, расторгать его, иметь права и обязанности супругов, родительские права и т.д.

Вместе с тем, надо иметь в виду, что п.3 ст.62 Конституции РФ (как и ранее действовавшее законодательство) допускает возможность изъятий из национального режима. Отклонения от национального режима (в сторону ограничения прав или, наоборот, их расширения по сравнению с правами российских граждан) могут быть согласно Конституции установлены только федеральным законом или международным договором Российской Федерации. Введение особых правил для иностранных граждан в каких-либо других актах неправомерно.

В качестве федерального закона СК предусматривает некоторые ограничения прав иностранных граждан по сравнению с правами российских граждан. Так, есть особенности в порядке усыновления детей иностранными гражданами и лицами без гражданства (см. п.3 ст.124 СК и комментарий к нему).

3. Содержание раздела VII СК несколько шире его названия: в нем рассматриваются не только семейные отношения с участием иностранных граждан и лиц без гражданства, но и семейные отношения с участием только российских граждан, если эти отношения связаны с территорией иностранного государства. Например, в п.1 ст.158 СК определяются условия признания браков между российскими гражданами, заключенных на территории иностранных государств.

4. В нормах раздела VII СК решается вопрос о том, право какого государства подлежит применению к тем или иным семейным отношениям, связанным как с российской, так и с иностранной правовой системой (коллизионные нормы). Связь с иностранной правовой системой может заключаться в том, что супруги имеют разное гражданство, ребенок - российский гражданин усыновляется иностранным гражданином, супруги проживают в иностранном государстве и т.п.

В разделе V КоБС коллизионные нормы отсылали, как правило, к российскому законодательству и охватывали лишь некоторые семейные отношения, оставляя пробелы в регулировании.

Раздел VII СК, во-первых, восполняет пробелы, формулируя отсутствовавшие в КоБС коллизионные нормы о недействительности брака, личных неимущественных и имущественных отношениях супругов, правах и обязанностях родителей и детей, алиментных обязательствах совершеннолетних детей и других членов семьи и др.

Расширение коллизионного регулирования семейных отношений обусловлено значительным изменением положения России в мировом сообществе, развитием контактов российских граждан с иностранными гражданами, увеличением числа браков с иностранными гражданами, учащением случаев разного гражданства членов семьи. Расширение регулирования соответствует и мировым тенденциям. Так, во многих иностранных государствах в последние годы законодательство в данной сфере обновлено и детализировано. Коллизионные нормы семейного права включены в новые законы о международном частном праве (Австрия, Венгрия, Турция, Швейцария и т.д.) или в кодексы - семейные или гражданские.

В разделе VII СК, во-вторых, существенно изменен подход к определению подлежащего применению права: практически во всех коллизионных нормах предусмотрены отсылки, допускающие применение не только российского, но и иностранного права в зависимости от гражданства участника семейного отношения или от места его жительства (в России или за границей). В некоторых случаях допускается выбор подлежащего применению права самими сторонами (см. п.2 ст.161 СК и комментарий к нему).

Жесткое применение к любым семейным отношениям российского законодательства вошло в противоречие с интересами самих участников отношений, в частности, российских граждан за границей. Так, неприменение иностранного права вело к тому, что в тех иностранных государствах, где определяющим признается закон гражданства супруга, соответствующие акты российских учреждений (например, заключение брака) могли оказаться непризнанными и нереализованными, браки - "хромающими", т.е. признаваемыми в одной, но не признаваемыми в другой стране. Был учтен и опыт иностранных государств, в законодательстве которых коллизионные вопросы семейного права чаще всего решаются исходя из применения закона страны гражданства или постоянного места жительства лица.

В разделе VII СК учтена договорная практика России. Так, в договорах России и СССР (Россия выступает как государство-продолжатель) с восточноевропейскими и некоторыми другими странами о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам (см. Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. М., 1996) право, подлежащее применению к семейным отношениям, определяется не только на основании законодательства страны, суд которой рассматривает дело, но и исходя из гражданства или места жительства супругов, детей и т.д. Аналогичная позиция отражена и в Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам" (СЗ РФ, 1995, N 17, ст.1472).

5. Хотя в целом круг регулирования в разделе VII СК по сравнению с разделом V КоБС расширен, однако в нем отсутствуют нормы, относящиеся к опеке и попечительству (ст.166 КоБС) и к регистрации актов гражданского состояния (ст.167, 168 КоБС). Это связано с принятием нового ГК.

Так, опека и попечительство урегулированы в ст.31-41 ГК. Соответственно и коллизионные вопросы опеки и попечительства будут рассматриваться в последнем разделе ГК. До принятия последней части ГК пробел должен, очевидно, восполняться практикой на базе нормы ст.166 КоБС.

Вопросы регистрации актов гражданского состояния получили разрешение в ст.47 ГК, предусматривающей принятие закона об актах гражданского состояния; впредь до принятия данного закона сохраняет свое действие в части, не противоречащей СК, раздел IV КоБС (см. ст.168 СК и комментарий к ней). Хотя в ст.168 СК не предусмотрено сохранение действия ст.167 и 168 КоБС, практика до принятия нового законодательства должна, очевидно, строиться на базе норм указанных статей КоБС. Действуют также ст.42-44 и ст.55-56 Консульского устава СССР от 25 июня 1976 г. (ВВС СССР, 1976, N 27, ст.404), сохраняющего свое действие на территории России.

Таким образом, документы, представляемые в суды и иные учреждения в связи с рассмотрением семейных дел, если они выданы за границей, признаются в России действительными при наличии консульской легализации, если только иное не установлено международным договором. Легализация - это установление и засвидетельствование подлинности подписей на документах и соответствия их законам страны пребывания консула.

Освобождение от легализации предусмотрено в двусторонних договорах России о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, в Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г., в Гаагской конвенции от 5 октября 1961 г., касающейся освобождения иностранных официальных документов от легализации, ратифицированной Россией в 1991 г. (в этой Конвенции, в которой участвует более 40 стран, предусмотрено, что удостоверение иностранных официальных документов осуществляется в особом упрощенном порядке - проставляется специальный штамп - апостиль, который не требует дальнейшего заверения и признается официальными учреждениями всех стран-участниц).

6. При применении норм раздела VII СК должно учитываться правило ст.6 СК: если международным договором России установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены соответствующими статьями данного раздела, применяются правила международного договора (см. ст.6 СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 156 кодекса

1. При заключении браков на территории России независимо от гражданства будущих супругов форма заключения брака определяется согласно п.1 ст.156 СК российским законодательством. Это значит, что брак должен заключаться в органах записи актов гражданского состояния (см. ст.1 и 10 СК и комментарий к ним). Браки, совершенные в России по религиозным обрядам, а также по обрядам на основе обычаев, не порождают правовых последствий.

Российским законодательством определяется и порядок заключения браков на территории России, причем и в случае, если один из будущих супругов - иностранный гражданин или даже оба будущих супруга - иностранные граждане. Брак совершается в личном присутствии лиц, вступающих в брак, как правило, по истечении месяца со дня подачи ими заявления в органы записи актов гражданского состояния. Государственная регистрация заключения брака производится в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния. Отказ в регистрации брака может быть обжалован в суд (см. ст.11 СК и комментарий к ней).

Правило п.1 ст.156 СК соответствует существующей практике и действовавшему ранее законодательству (ст.161 КоБС). И в иностранных государствах форма и порядок заключения брака по общему правилу подчиняются законодательству места вступления в брак (Болгария, Венгрия, Польша, Португалия, Чехия, Швейцария и т.д.). Наряду с этим общим правилом действуют иногда и другие дополнительные коллизионные нормы. Например, в Австрии форма брака подчинена австрийскому законодательству, если брак заключается в Австрии, и закону гражданства каждого из будущих супругов, если брак заключается за пределами страны. В последнем случае достаточно также соблюдения предписаний (относительно формы) законодательства места заключения брака (§16 австрийского закона о международном частном праве, 1978 г.). В договорах России о правовой помощи форма заключения брака подчиняется обычно законодательству государства, на территории которого он заключается. В целом это регулирование совпадает с правилом п.1 ст.156 СК; в последнем, однако, вопрос о форме и порядке заключения брака решается только применительно к случаю, когда супруги вступают в брак в России (так называемая односторонняя коллизионная норма).

2. Согласно п.2 ст.156 СК условия заключения браков с иностранными гражданами на территории России определяются, в отличие от ранее действовавшего законодательства (ст.161 КоБС), для каждого из лиц, вступающих в брак, законодательством государства, гражданином которого лицо является. Так, при заключении брака российской гражданки с гражданином Бельгии в отношении последнего должны быть соблюдены требования бельгийского законодательства о брачном возрасте, необходимости согласия на вступление в брак, препятствиях к браку, а в отношении российской гражданки - требования ст.12-15 СК.

Поскольку семейное законодательство отнесено пп."к" п.1 ст.72 Конституции РФ к совместному ведению Федерации и субъектов Федерации, а ст.13 СК допускает регулирование некоторых условий вступления в брак и законодательством субъектов Российской Федерации (см. ст.13 СК и комментарий к ней), возможны особенности в регулировании условий заключения брака в субъектах Федерации. При отсылке коллизионной нормы п.2 ст.156 СК к российскому законодательству такие особенности должны быть учтены.

Если в России заключается брак двух иностранных граждан, к каждому из них должно применяться законодательство государства, гражданином которого лицо является.

Факт принадлежности лица к гражданству того или иного государства определяется согласно п.2 ст.156 СК на момент заключения брака. Тем самым исключаются возможные споры по поводу подлежащего применению законодательства в случае изменения супругами гражданства.

Наряду с применением законодательства страны гражданства вступающего в брак лица п.2 ст.156 СК предписывает применительно к условиям заключения брака иностранных граждан соблюдение требований и российского законодательства, а именно ст.14 СК в отношении обстоятельств, препятствующих заключению брака. Что касается других условий заключения брака, предусмотренных СК, например, правила о брачном возрасте (ст.13 СК), то соблюдения их в данном случае закон не требует. Поэтому возможно заключение браков и с лицами моложе 18 лет, если это правомерно по законодательству иностранного государства, гражданином которого является супруг. Например, при заключении в России брака между российским гражданином и болгарской гражданкой условия заключения брака для российского гражданина будут определяться по ст.12-15 СК, а для болгарской гражданки - по Семейному кодексу Болгарии, в том числе по нормам этого кодекса о брачном возрасте и о препятствиях к заключению брака. Но, кроме этого, необходимо констатировать отсутствие для болгарской гражданки препятствий к браку, предусмотренных ст.14 СК.

Перечень обстоятельств, препятствующих браку, в законах разных стран различен, требования иностранного законодательства могут оказаться как более, так и менее строгими, чем в России. Так, если в России согласно ст.14 СК запрещены браки только между полнородными и неполнородными братьями и сестрами, то в Болгарии - и между двоюродными братьями и сестрами. В то же время ст.14 СК не допускает заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно уже состоит в другом браке, а в ряде стран до сих пор признается полигамия. Если будущий супруг, желающий заключить брак в России, уже состоит в браке, то даже если подлежащий применению закон его страны допускает вступление во второй брак, в России в заключении брака ему на основании ст.14 СК должно быть отказано.

Коллизионные нормы об условиях заключения брака содержат некоторые договоры России (ранее - СССР) о правовой помощи и Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. Ими предписано применять либо законодательство государства, на территории которого заключается брак (договоры с Польшей, Финляндией), либо законодательство стран гражданства будущего супруга с соблюдением при этом требований законодательства государства, на территории которого заключается брак, в отношении препятствий к заключению брака (ст.26 договора с Азербайджаном, ст.21 договора с Кубой, ст.26 договора с Эстонией и т.д.; так же решен вопрос в ст.26 Конвенции стран СНГ).

В случае расхождения в регулировании условий заключения брака в п.2 ст.156 СК и в соответствующем международном договоре применяться должны правила договора (см. ст.6 СК и комментарий к ней). Например, при заключении в Москве брака между финским гражданином и российской гражданкой условия заключения брака для финского гражданина будут определяться в соответствии с п.2 ст.22 договора с Финляндией о правовой помощи, т.е. по российскому законодательству (см. гл.3 СК и комментарий к ней), а не по законодательству страны гражданства будущего супруга, как это предписано п.2 ст.156 СК.

3. Пункт 3 ст.156 СК решает спорный вопрос о том, право какого государства должно применяться к условиям заключения брака лица, имеющего несколько гражданств. Установлено, что если одно из гражданств - российское, применению подлежит законодательство РФ. Ссылки российского гражданина на имеющееся у него, кроме того, гражданство иностранного государства, подтвержденное соответствующими документами, в этом случае не должны приниматься во внимание и не должны влечь за собой применение иностранного законодательства.

При наличии двух (нескольких) гражданств, ни одно из которых не является российским, возможные затруднения при определении подлежащего применению законодательства преодолеваются указанием в п.3 ст.156 СК на решение вопроса по выбору обладателя иностранных гражданств. Не требуется устанавливать, с каким государством лицо более тесно связано, - выбор законодательства принадлежит исключительно самому вступающему в брак лицу. При этом оно не должно обосновывать свой выбор, однако выбор ограничен законодательством тех государств, гражданином которых лицо является.

Принципы применения к условиям заключения брака законодательства той или иной страны при наличии двойного (множественного) гражданства, предусмотренные в п.3 ст.156 СК, могут быть, очевидно, распространены и на другие случаи применения законодательства страны гражданства лица, упомянутые в последующих статьях раздела VII СК.

4. Отсутствие у лица гражданства ставит вопрос о законодательстве, подлежащем применению к условиям заключения браков таких лиц: отсылка п.2 ст.156 СК к законам страны гражданства в данном случае не действует.

Пункт 4 ст.156 СК исходит из того, что лица без гражданства наиболее тесно связаны с государством, где они постоянно проживают. Такой подход соответствует и международной практике. Условия заключения в России браков лиц без гражданства подчинены поэтому законодательству государства, в котором они имеют постоянное место жительства. Если лицо без гражданства постоянно проживает в России, условия вступления его в брак будут определяться по российскому законодательству, если же оно находится здесь временно - по законодательству государства, где оно имеет постоянное место жительства.

5. Хотя п.3 и п.4 ст.156 СК не указывают, как п.2 данной статьи, на необходимость соблюдения кроме иностранного законодательства требований ст.14 СК в отношении обстоятельств, препятствующих заключению брака, по смыслу ст.156 СК правило п.2 этой статьи носит общий характер и поэтому должно применяться и при заключении брака лицом, имеющим несколько иностранных гражданств, и при вступлении в брак лица без гражданства, имеющего постоянное место жительства за границей.

Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г., которая предоставляет правовую защиту не только гражданам стран-участниц, но и лицам, проживающим на ее территории (ст.1), решает вопрос и о праве, подлежащем применению при вступлении в брак лиц без гражданства. Условия заключения брака таких лиц определяются законодательством договаривающейся стороны, на территории которой они имеют постоянное место жительства; кроме того, должны быть соблюдены требования законодательства государства, на территории которого заключается брак (ст.26).

Как видно, в регулировании условий заключения брака лиц без гражданства Конвенцией и п.4 ст.156 СК нет расхождений.

Комментарий к статье 157 кодекса

1. Пункт 1 ст.157 СК, как и действовавшая ранее ст.162 КоБС, предусматривает заключение браков между российскими гражданами, проживающими за пределами территории России, в дипломатических представительствах или консульских учреждениях РФ. Регистрируются браки в соответствии с российским законодательством (ст.42 Консульского устава СССР). Следовательно, при определении формы и условий заключения брака применяются нормы гл.3 СК (см. комментарий к ней), а также предусмотренные ст.13 СК нормы законов субъектов Российской Федерации о брачном возрасте, если они имеются (см. п.2 ст.156 СК и комментарий к нему).

2. Пункт 2 ст.157 СК, как и ст.161 КоБС, допускает заключение на территории России браков между иностранными гражданами в дипломатических представительствах и консульских учреждениях иностранных государств. Такие браки признаются в России действительными при соблюдении двух условий: 1) если имеется взаимность; 2) если супруги в момент заключения брака являлись гражданами иностранного государства, назначившего посла или консула.

Взаимность считается соблюденной, если в государстве, которое назначило посла или консула, зарегистрировавшего брак, признаются действительными браки, заключенные в российских дипломатических представительствах или консульских учреждениях. Взаимность может вытекать из законодательства соответствующего иностранного государства или из заключенных Россией международных договоров. Так, согласно п.1-4 ст.9 Консульского договора с Китаем от 10 сентября 1986 г. консулы вправе регистрировать в соответствии с законодательством представляемого государства и если это не противоречит законодательству государства пребывания браки при условии, что оба лица, вступающие в брак, являются гражданами представляемого государства, и выдавать свидетельства о браке.

Второе из названных условий исключает возможность признания "смешанных" консульских браков. Требуется, чтобы оба супруга имели гражданство государства, назначившего посла или консула.

Однако в некоторых консульских конвенциях России допускается регистрация консулом и "смешанных" браков. Так, в соответствии с пп."в" п.1 ст.37 Консульской конвенции с Турцией от 27 апреля 1988 г. консул регистрирует браки в рамках, дозволенных законодательством государства пребывания, при условии, что по крайней мере один из супругов является гражданином представляемого государства.

Комментарий к статье 158 кодекса

1. Пункт 1 ст.158 СК допускает заключение браков между российскими гражданами и браков между российскими гражданами и иностранными гражданами или лицами без гражданства в компетентных органах иностранного государства. Будущие супруги - российские граждане могут, следовательно, заключить за границей свой брак либо в дипломатическом представительстве или консульском учреждении России (см. ст.157 СК и комментарий к ней), либо в органах иностранного государства.

Заключенные в органах иностранных государств браки признаются в России действительными при условии соблюдения законодательства государства места заключения брака. Имеются в виду предписания этого законодательства о форме и условиях вступления в брак (ранее в ст.162 КоБС говорилось лишь о форме брака). Поэтому, например, брак, заключенный в религиозной форме в стране, где такие браки имеют юридическую силу, должен считаться действительным и в России.

Ссылку в п.1 ст.158 СК на законодательство государства, на территории которого заключается брак, следует понимать как ссылку на всю совокупность относящихся к заключению брака норм, включая и коллизионные нормы. Если, например, законодательство иностранного государства предписывает, как и ст.156 СК, применение к условиям заключения брака законов страны гражданства супруга, то к будущему супругу - российскому гражданину должны быть в этом государстве применены российские законы.

Законодательство большинства стран мира исходит из принципа применения к материальным условиям действительности брака "личного" закона будущего супруга, т.е. законодательства страны гражданства супруга или страны места его жительства, хотя допускается много разнообразных исключений из общего правила. В большинстве европейских стран, Японии и ряде других стран под личным законом понимается законодательство страны гражданства вступающих в брак лиц, а в странах англо-американского права, Швеции, Норвегии и некоторых других государствах - законодательство страны места жительства будущего супруга. Согласно ст.44 швейцарского закона о международном частном праве условия заключения брака в Швейцарии регулируются швейцарским правом; однако указывается, что брак между иностранцами может быть заключен и в том случае, когда отсутствуют условия, предусмотренные швейцарским правом, если налицо условия, установленные правом страны гражданства одного из будущих супругов. Применение в сочетании личного закона и закона места заключения брака используется и в других странах, например, в Финляндии. Закон места заключения брака положен в основу регулирования условий вступления в брак в Бразилии, Аргентине и некоторых других странах.

Для признания в России заключенных за границей браков действительными требуется согласно п.1 ст.158 СК соблюдение еще одного условия: должны отсутствовать предусмотренные ст.14 СК (см. комментарий к ней) обстоятельства, препятствующие заключению брака. Подчеркнем, что закон требует соблюдения требований лишь ст.14 СК, но не предписаний о брачном возрасте (ст.13 СК) или о форме брака (ст.10 СК).

Например, если будет установлено, что один из супругов на момент заключения брака, который имеется в виду в п.1 ст.158 СК, уже состоял в браке, совершенный за границей брак не будет считаться в России действительным, даже если законодательство места вступления в брак не видит в этом препятствия к заключению брака. В то же время недостижение одним из супругов брачного возраста, предусмотренного ст.13 СК, не может служить основанием для отказа в признании брака действительным в России, если соблюдены законы соответствующего государства о брачном возрасте.

Признание заключенного за границей брака действительным в России означает, что он будет иметь такую же юридическую силу, как и брак, заключенный на территории России, с вытекающими отсюда последствиями.

2. Требования п.2 ст.158 СК к признанию заключенных за границей браков между иностранными гражданами более мягкие: не требуется соблюдение при заключении брака предписаний ст.14, достаточно соблюдения соответствующего иностранного законодательства. Поэтому если это законодательство допускает, например, вступление в брак при наличии другого брака, нет оснований для признания в России недействительным брака двух иностранных граждан, один из которых уже состоит в браке. Практика и ранее шла по этому пути (см. Комментарий к Кодексу о браке и семье РСФСР, с.267).

Комментарий к статье 159 кодекса

1. Коллизионная норма ст.159 СК о недействительности брака (КоБС подобного правила не содержал) сформулирована во взаимосвязи с регулированием в ст.156 и 158 СК формы и условий заключения брака.

Если брак был заключен на территории России, основанием для признания его недействительным служит нарушение правил законодательства, подлежавшего согласно ст.156 СК применению при его заключении (см. ст.156 СК и комментарий к ней). Так, если при заключении брака подлежало применению российское законодательство (к форме и порядку заключения брака, к условиям заключения брака российского гражданина, к препятствиям к заключению брака иностранного гражданина), то недействительность брака с точки зрения формы и порядка, а также условий заключения брака будет определяться по российскому законодательству. Это законодательство будет в данном случае определять основания признания брака недействительным, круг лиц, имеющих право требовать признания брака недействительным, последствия недействительности брака (см. ст.27-30 СК и комментарий к ним).

Если при заключении брака на территории России применялось иностранное законодательство, например, условия заключения брака определялись для супруга - иностранного гражданина по законодательству государства, гражданином которого он является, то брак может быть признан недействительным в связи с нарушением подлежавших применению норм соответствующего иностранного законодательства об условиях вступления в брак.

2. При признании в России недействительными браков, заключенных за пределами РФ, определяющим также является законодательство, которое применялось при заключении брака (см. ст.158 СК и комментарий к ней). Например, недействительность брака, заключенного за границей иностранными гражданами с применением иностранного законодательства о форме и условиях вступления в брак, определяется этим иностранным законодательством. Если же брак был заключен за границей с применением российского законодательства (например, в силу требований иностранного законодательства в отношении супруга - российского гражданина к условиям заключения брака был применен российский закон), брак может быть признан недействительным по мотивам нарушения требований этого российского закона об условиях вступления в брак.

3. Коллизионные нормы о недействительности брака содержатся в тех договорах России о правовой помощи, в которых определено право, подлежащее применению к заключению брака (см. ст.156 СК и п.2 комментария к ней). Регулирует недействительность брака и ст.30 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. Способ определения права, подлежащего применению в отношении недействительности брака, такой же, как и в ст.159 СК.

Указанные международные договоры содержат также нормы о признании решений по семейным делам, если отсутствуют основания отказа в признании, предусмотренные в соответствующем договоре (ст.52 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г., ст.46 договора с Болгарией, ст.44 договора с Монголией, ст.50 договора с Эстонией и т.д.). Следовательно, на территории России подлежат признанию (с соблюдением установленных соответствующим договором условий признания) и решения судов этих государств о недействительности браков.

Поскольку ст.159 СК не содержит указания на признание иностранных решений о недействительности брака, вынесенных в государствах, с которыми Россия не имеет международных договоров, предусматривающих признание, возникает вопрос о возможности такого признания. Видимо, возможность признания может быть обоснована нормой ст.156 СК, по которой заключенные за границей браки признаются действительными в России. Едва ли было бы правильно, признав заключенный за границей брак действительным, продолжать считать его таковым в случае вынесения впоследствии за границей решения о признании его недействительным. Для признания в России решений о недействительности брака необходимо, однако, соблюдение общих требований, предусмотренных Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей (ВВС СССР, 1988, N 26, ст.427).

Комментарий к статье 160 кодекса

1. Как и действовавшая ранее ч.1 ст.163 КоБС, п.1 ст.160 СК предусматривает применение при расторжении в России браков российских граждан с иностранными гражданами, а также браков между иностранными гражданами российского законодательства, т.е. ст.16-26 СК (см. комментарий к ним).

Вопрос о признании за границей осуществленного в России расторжения брака (например, расторжения брака двух иностранных граждан) решается в соответствующем государстве на основании его законодательства. В России же брак будет считаться расторгнутым (разумеется, если решение вынесено с соблюдением предписаний российского семейного и процессуального законодательства). Отметим, что коллизионные нормы о расторжении брака (тех стран, где развод допускается) весьма различны. В принципе расторжение брака подчиняется либо закону страны гражданства супругов или супруга (законодательство большинства стран континентальной Европы), либо закону страны места жительства супругов или мужа (например, Швеция; таково в общем право Англии и США). Однако применяются многочисленные дополнительные отсылки. Например, португальский ГК подчиняет развод закону страны гражданства супругов; при разном гражданстве применяется право их общего обычного места жительства, а при его отсутствии - личный статут мужа (ст.52, 55 ГК). Таиландский суд расторгает брак, лишь если развод разрешен национальными законами обоих супругов; основания развода определяются правом места предъявления иска.

Некоторые международные договоры России решают вопрос о подлежащем применению законодательстве иначе. Например, согласно ст.28 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. по делам о расторжении брака применению подлежит законодательство государства, гражданами которого являются супруги в момент подачи заявления; если супруги имеют гражданство разных государств, применяться должно законодательство государства, учреждение которого рассматривает дело о расторжении брака. Поскольку при расхождении в регулировании применяется правило международного договора, а не СК (см. ст.6 СК и комментарий к ней), в случаях, когда договор отсылает к законам страны гражданства супругов, при расторжении их брака должно применяться соответствующее иностранное законодательство. Если, например, расторгается брак украинской гражданки, проживающей в Москве, с украинским гражданином, проживающим в Киеве, суд по месту жительства истицы должен применить не российское, а украинское семейное законодательство.

2. Пункт 2 ст.160 СК, как и действовавшая ранее ч.5 ст.163 КоБС, допускает расторжение брака российских граждан, проживающих за границей, в российском суде; это допускается и тогда, когда второй супруг является гражданином иностранного государства. Практике известны такие случаи. Например, Мосгорсуд рассматривал иски российских гражданок, проживающих в Италии, о расторжении их брака с итальянскими гражданами, проживающими там же. Возникающий при рассмотрении подобных дел вопрос о территориальной подсудности, не получивший разрешения в ГПК, должен решаться на основании поручения Верховного Суда РФ, т.е. дело должно рассматриваться судом, указанным Верховным Судом РФ. Соответствующее правило, содержавшееся в ч.6 ст.163 КоБС, не воспроизведено в ст.160 СК, т.к. этот вопрос, носящий процессуальный характер, предполагается урегулировать в новом ГПК.

Российские граждане, проживающие за границей, вправе обращаться по вопросам расторжения брака и в дипломатические представительства или консульские учреждения России, если речь идет о браке, расторжение которого по российскому законодательству возможно в органах записи актов гражданского состояния (см. ст.19 СК и комментарий к ней). При этом консул вправе расторгать браки между супругами - российскими гражданами, если хотя бы один из них постоянно проживает за границей.

При взаимном согласии на расторжение брака супругов, не имеющих несовершеннолетних детей, расторжение брака производится в консульском учреждении России по месту жительства супругов или одного из них на основании совместного заявления супругов. В случае невозможности явки одного из супругов в консульское учреждение по уважительным причинам (болезнь, военная служба, отдаленность проживания и т.п.) совместное заявление может быть подано другим супругом. Подпись отсутствующего супруга на заявлении должна быть удостоверена органом загса, в нотариальном порядке или консулом по месту жительства другого супруга. Регистрация расторжения брака производится в присутствии обоих супругов. Лишь в отдельных случаях при наличии уважительных причин регистрация может быть произведена в отсутствие одного из супругов. Свидетельство о расторжении брака отсутствующему супругу, проживающему в России, высылается через МИД в орган загса по месту его жительства, а если супруг проживает за пределами России - в дипломатическом порядке консулу по месту его жительства.

3. Российские граждане согласно п.3 ст.160 СК вправе расторгать браки за пределами России и в компетентных органах иностранных государств. Расторжение таких браков признается действительным в России (оно признавалось действительным и по ст.163 КоБС). Правило п.3 ст.160 СК следует понимать в том смысле, что речь идет и о браках между российскими гражданами, и о браках российских граждан с иностранными гражданами и лицами без гражданства.

Признание в России иностранных решений о расторжении брака пункт 3 ст.160 СК связывает с необходимостью соблюдения органом, вынесшим решение, законодательства государства своей страны о компетенции и подлежащем применению праве. При невыполнении этого условия решение может оказаться в России непризнанным. Ранее действовавшее законодательство (п.2 и 3 ст.163 КоБС) признание в России расторжения браков с участием российских граждан тоже ставило в зависимость от соблюдения судом, вынесшим решение, иностранных законов, однако формулировка (законы "соответствующих" государств) была неопределенной. Статья 160 СК конкретизирует это понятие.

Существенным согласно данной статье является факт вынесения решения компетентным органом. Если, например, расторжение брака отнесено законодательством страны места расторжения брака к ведению судов, компетентным надо считать суд, а не какой-либо другой орган. Соблюдение законодательства страны места вынесения решения о компетенции вынесших решение органов означает также, что выполнены требования законодательства о пределах компетенции судов данного государства по рассмотрению дел о расторжении брака (международная подсудность). Такая компетенция устанавливается в разных государствах по-разному. Например, чешские суды признаются компетентными по делам о расторжении брака, если хотя бы один из супругов является гражданином Чехии; при определенных условиях суды этой страны компетентны и в отношении супругов-иностранцев (§§33 и 38 закона о международном частном праве и процессе). И в Польше к компетенции польских судов отнесены дела о расторжении брака, если хотя бы один из супругов является польским гражданином. Если при этом оба супруга проживают в Польше, к ним применяется исключительно польская юрисдикция (ст.1100 ГПК Польши).

Если, например, польским судом расторгнут брак проживающих в Варшаве супругов, один из которых имеет польское, а другой - российское гражданство, нет препятствий с точки зрения компетенции для признания в России решения польского суда о расторжении брака.

Пункт 3 ст.160 СК связывает признание иностранных решений и с соблюдением законодательства государства места вынесения решения о подлежащем применению праве. Имеется в виду соблюдение коллизионных норм семейного права данного государства. Поэтому при решении вопроса о признании в России решения иностранного суда о расторжении брака, например, двух российских граждан, важно установить, что коллизионная норма государства, суд которого вынес решение, соблюдена. Если эта коллизионная норма отсылает к законодательству страны гражданства супругов, следует убедиться, что при расторжении брака было применено российское законодательство.

Пункт 3 ст.160 СК, в отличие от п.2 и 3 ст.163 КоБС, не связывает признание иностранных решений о расторжении брака с местом проживания супругов (в России или за ее пределами). Это не исключает того, что при определении в новом ГПК пределов компетенции российских судов (в том числе по семейным делам) и решении общих вопросов признания иностранных судебных решений это обстоятельство будет принято во внимание.

4. Пункт 4 ст.160 СК предусматривает признание в России действительным совершенного за границей расторжения брака между двумя иностранными гражданами, обусловливая признание соблюдением норм законодательства государства, суд (или другое учреждение) которого принял решение о расторжении брака, а именно норм, касающихся компетенции и подлежащего применению права. По существу эта норма совпадает с правилом, содержавшимся в ч.4 ст.163 КоБС. Однако уточнено употреблявшееся ранее понятие законодательства "соответствующего" государства.

Коллизионные нормы иностранных государств по-разному определяют подлежащее применению право. В принципе расторжение брака подчиняется либо законодательству страны гражданства супругов или супруга (законы Австрии, Венгрии и вообще большинства стран континентальной Европы), либо законодательству места жительства супругов или мужа (например, Швеция, Швейцария; таково в общем право Англии и США, где основной проблемой считается установление подсудности, которая в конечном счете определяет и подлежащее применению право). Однако применяются многочисленные дополнительные коллизионные отсылки.

5. Признание в России иностранных решений о расторжении брака означает, что за иностранным решением признается такая же юридическая сила, как и за решением российских судов (или органов записи актов гражданского состояния) о расторжении брака. Наличие иностранного решения о расторжении брака дает основания считать супругов разведенными. При этом, по-видимому, не требуется государственная регистрация расторжения брака, произведенного иностранным судом, в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния (см. п.2 ст.25 СК и комментарий к нему). Лицо, брак которого расторгнут решением иностранного суда, может, ссылаясь на это решение, подлежащее признанию, вступить в России в новый брак.

Прежний брак считается прекратившимся со дня вступления иностранного решения в законную силу. День вступления иностранного решения в законную силу должен, надо полагать, определяться в соответствии с законодательством государства, суд (или иной орган) которого вынес решение. Вопрос имеет практическое значение, т.к. законодательство иностранных государств течение срока, с которым связывается вступление судебного решения в силу, устанавливает, как правило, начиная со дня вручения отсутствующей стороне копии решения, а не со дня вынесения решения, как в России.

Признание иностранного судебного решения о расторжении брака не требует какой-либо специальной процедуры, если только против признания не возражает второй супруг или иное заинтересованное лицо. Так, загс, куда лицом, вступающим в брак, предъявлено в подтверждение того, что он не состоит в браке, решение иностранного суда о расторжении его прежнего брака, рассматривает это решение как подтверждение прекращения брака, удостоверившись в том, что решение вступило в законную силу (обычно иностранный суд делает на решении соответствующую отметку).

Если, однако, заинтересованное лицо возражает против признания, вопрос о признании на территории России иностранного решения о разводе рассматривается по заявлению указанного лица судом в порядке, предусмотренном Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. "О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей". Суд рассматривает заявление в судебном заседании, проверяя соблюдение условий признания, в частности, и тех условий, которые рассмотрены выше в комментарии к настоящей статье (соблюдение требований о компетенции и подлежащем применению праве).

Следует различать признание брака расторгнутым и признание последствий развода, основывающихся на иностранном законе, например, таких как безусловное лишение виновной стороны права на вступление в новый брак, права на воспитание детей и т.п. Последствия, которые не относятся к статуту развода, в принципе должны определяться на самостоятельных основаниях (см. ст.156, 163 СК и комментарий к ним).

6. Признание судебных решений о расторжении брака предусматривает ряд договоров России о правовой помощи. В некоторых из них, например, в договоре с Румынией (ст.25) специально предусмотрено признание решений о расторжении брака "без дальнейшего производства"; требуется лишь установить, что суд страны, где решение должно быть признано, до этого времени не вынес по тому же делу решения, вступившего в законную силу. Другие договоры, например, договор с Вьетнамом (ст.41), предусматривают признание решений по делам неимущественного характера, включая сюда и решения о расторжении брака. Условия отказа в признании формулируются здесь шире. Отказ допустим, если установлено: 1) ответчик не принял участия в процессе из-за того, что ему не было своевременно и в надлежащей форме вручено извещение; 2) дело между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию было уже разрешено в стране, где ставится вопрос о признании, или было здесь ранее возбуждено; 3) дело относится к исключительной компетенции учреждений запрашиваемого государства. Статья 52 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. предусматривает признание решений, не требующих исполнения (следовательно, и решений о расторжении брака), при условии соблюдения перечисленных в ней условий, близких к рассмотренным выше, но не полностью совпадающих с ними.

При наличии международного договора с государством, суд которого вынес подлежащее признанию решение о расторжении брака, необходимо обращение к соответствующему договору и соблюдение тех и только тех условий признания, которые предусмотрены в договоре (см. ст.6 СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 161 кодекса

1. КоБС не содержал нормы о законодательстве, подлежащем применению к личным неимущественным и имущественным правам и обязанностям супругов (право выбора фамилии, режим совместного имущества, взаимное алиментирование и т.п.). При отсутствии регулирования суды, независимо от гражданства супругов и места их жительства, применяли российское законодательство.

Пункт 1 ст.161 СК восполняет пробел в законодательстве, предписывая применение к указанным правам и обязанностям законодательства государства, на территории которого супруги имеют совместное место жительства. Предполагается, что отношения супругов наиболее тесно связаны с правом государства, где протекает брак. Как видно, подлежащее применению право определено на основании "территориального" критерия - гражданство супругов не принимается во внимание. Таким образом, даже к отношениям супругов - иностранных граждан, если они проживают совместно в Москве, подлежит применению российское законодательство.

Пункт 1 ст.161 СК устанавливает дополнительные коллизионные нормы на случай, когда супруги не имеют или никогда не имели совместного места жительства. При отсутствии совместного места жительства применяется законодательство государства, на территории которого супруги имели последнее совместное место жительства; если же супруги никогда не имели совместного места жительства, российские суды применяют российское законодательство.

Примером может служить рассмотрение в российском суде спора о разделе имущества супругов, один из которых, французский гражданин, проживает во Франции, а другая - российская гражданка, проживает в Москве. Брак был заключен в Москве, здесь же супруги несколько лет жили совместно, оба имеют здесь имущество. Однако за год до предъявления иска ответчик уехал во Францию и супруги стали жить раздельно. При отсутствии у супругов на момент предъявления иска совместного места жительства применению подлежит в соответствии с п.1 ст.161 СК российское законодательство.

2. При отсылке коллизионных норм п.1 ст.161 СК к российскому законодательству применению подлежат нормы гл.6 СК о личных правах и обязанностях супругов (см. гл.6 СК и комментарий к ней), гл.7 СК о законном режиме имущества супругов (см. гл.7 СК и комментарий к ней). Применению подлежат и нормы гл.8 СК о договорном режиме имущества супругов (см. гл.8 СК и комментарий к ней), если супруги в рамках, установленных п.2 ст.161 СК, не избрали при заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов друг другу иностранное законодательство.

3. Пункт 2 ст.161 СК допускает избрание законодательства, подлежащего применению к брачному договору или соглашению супругов об уплате алиментов друг другу, самими супругами. Это значит, что, например, при составлении брачного договора (см. ст.40-44 СК и комментарий к ним) или соглашения об уплате алиментов (см. ст.89 и 90 СК и комментарий к ним) супруги могут договориться о том, что их права и обязанности по указанным договору или соглашению будут определяться не тем законодательством, на которое указывают коллизионные нормы п.1 ст.161 СК, а каким-либо иным. Например, если брачный договор заключают супруги, один из которых живет в России, а другой - в Германии, а ранее они жили совместно в России, то согласно п.1 ст.161 СК их права и обязанности по брачному договору должны были бы подчиняться российскому законодательству как законодательству страны последнего совместного места жительства супругов. Но при соответствующей договоренности супругов их права и обязанности по брачному договору будут подчиняться германскому праву или праву какого-либо другого избранного ими иностранного государства. Коллизионная норма п.1 ст.161 СК в этом случае не будет применяться.

Следует иметь в виду, что право избрания законодательства принадлежит согласно п.2 ст.161 СК не всем супружеским парам, а лишь тем, которые не имеют общего гражданства или совместного места жительства. Брачные договоры и соглашения об уплате алиментов супругов, имеющих общее гражданство или совместное место жительства, определяются в соответствии с общими правилами п.1 ст.161 СК; при отсылке этих правил к российскому законодательству подлежат применению нормы главы 8 СК, ст.89 и 90, а также гл.16 СК (см. гл.8, ст.89 и 90, гл.16 СК и комментарий к ним).

Из п.2 ст.161 СК следует, что выбор супругами законодательства не ограничен законодательством какой-то определенной страны. Это может быть законодательство России, законодательство страны гражданства одного из супругов, страны места его жительства, страны, где находится недвижимое имущество супругов, и т.д. В связи с этим нельзя полностью исключить случаи избрания супругами под давлением одного из них законодательства государства, где недостаточно обеспечено равенство мужчины и женщины в имущественных отношениях. Если будет установлено, что применение норм избранного иностранного семейного права противоречит основам правопорядка России, возможно ограничение его применения (см. ст.167 СК и комментарий к ней).

Избрание на основании п.2 ст.161 СК подлежащего применению законодательства является правом, но не обязанностью супругов, не имеющих общего гражданства или совместного места жительства. Если такие супруги не воспользовались правом выбора законодательства, к их брачному договору или соглашению об уплате алиментов применяются положения п.1 ст.161 СК.

Выбор законодательства может быть осуществлен в соответствии с п.2 ст.161 СК при заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов.

Подчеркнем, что ст.161 СК допускает избрание права сторонами только в отношении указанных в ней имущественных отношений. Выбор права в отношении личных неимущественных прав и обязанностей супругов законом не предусмотрен. Не предусмотрена, в частности, возможность выбора по соглашению супругов законодательства, регулирующего избрание супругами места жительства, фамилии, воспитание детей и т.п. (см. гл.6 СК и комментарий к ней).

Статья 161 СК не говорит о форме избрания сторонами законодательства, подлежащего применению к брачному договору или соглашению об уплате алиментов. Следовательно, применяются соответствующие коллизионные правила о форме сделки, содержащиеся в п.1 ст.165 Основ ГЗ (см. ст.4 СК и комментарий к ней). Заключаемые в России соглашения супругов об избрании законодательства могут быть включены в сам текст брачного договора (соглашения об уплате алиментов), но могут быть оформлены и отдельным документом. Соглашение, как и сам брачный договор (соглашение об уплате алиментов), излагается в письменной форме и требует нотариального удостоверения (см. ст.41 и 100 СК и комментарий к ним). В нем должна быть ясно выражена воля сторон.

Если выбор супругами законодательства осуществляется за пределами России, достаточно того, что этот выбор оформлен согласно требованиям соответствующего иностранного государства. Однако выбор российского законодательства не может быть признан недействительным вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского законодательства.

К форме соглашений супругов о подчинении брачного договора или соглашения об уплате алиментов законодательству того или иного государства следует, очевидно, применять и коллизионную норму ст.165 Основ ГЗ о том, что форма сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося в России, подчиняется российскому праву.

4. Коллизионные нормы о личных и имущественных отношениях супругов, содержащиеся в праве иностранных государств, сложны и весьма разнообразны. Во многих странах эти отношения определяются по законодательству государства, гражданами которого являются оба супруга (Польша, Португалия, Чехия и т.д.). При разном гражданстве супругов в ряде стран применяется в вопросах их личных отношений отсылка к законодательству последнего общего гражданства, а при его отсутствии - к национальному праву мужа (ст.14 греческого ГК, ст.18 итальянского ГК и др.), либо к праву обычного местопребывания супругов, а при его отсутствии - к национальному праву мужа (ст.52 II португальского ГК), либо, наконец - прямо к национальному закону мужа (§21 II таиландского закона). К имущественным отношениям супругов во многих странах применяются другие отсылки, чем те, которые применяются к личным отношениям, причем часто предписывается применение законодательства, действовавшего в момент заключения брака (так по греческому ГК, итальянскому ГК, португальскому ГК и т.д.). Это правило допускает, однако, исключения: режим супружеского имущества обычно может быть изменен брачным договором. Из общего принципа единства супружеского имущества в ряде законодательств делается исключение и для недвижимого имущества, которое, как правило, подчиняется праву места его нахождения. В Польше, Чехии и ряде других стран действует, как правило, общая коллизионная норма для личных и имущественных отношений супругов. В то же время допускается в сфере имущественных прав выбор законодательства супругами. В Польше вопрос о допустимости такого выбора, его изменении и отмене решается по национальному закону супругов.

В некоторых странах значение договорного урегулирования имущественных отношений супругов особенно велико. Так, согласно ст.52 швейцарского закона о международном частном праве 1987 г. режим имущественных отношений супругов определяется по общему правилу правом, избранным супругами. Если супруги не избрали права, режим их имущественных отношений определяется правом государства, в котором супруги имеют совместное место жительства, а если они имеют место жительства в разных государствах - правом государства, где они имели последнее совместное место жительства; если супруги никогда не имели совместного места жительства, применяется право их общего гражданства, а при отсутствии и такового - швейцарское право (ст.54 упомянутого закона).

Поскольку ст.161 СК не содержит правила о признании в России решений, вынесенных по личным и имущественным отношениям супругов учреждениями иностранных государств, вопрос об их признании должен решаться на общих основаниях, предусмотренных ГПК и другими актами процессуального законодательства, а также международными договорами России.

5. Коллизионные вопросы личных и имущественных отношений супругов отражены в ряде договоров России (ранее - СССР) о правовой помощи, а также в Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. Так, по ст.29 договора с Польшей о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам личные и имущественные правоотношения супругов определяются законодательством Договаривающейся стороны, на территории которой супруги имеют совместное место жительства. Если супруги проживают в разных странах, то при наличии у них общего гражданства применяется законодательство страны их гражданства, а при разном гражданстве - законодательство страны, где они имели свое последнее совместное место жительства. Близки к приведенному правилу и нормы других договоров о правовой помощи, а также ст.27 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. Последняя содержит аналогичные польскому договору положения с добавлением на тот случай, когда супруги, имеющие разное гражданство, не имели совместного места жительства на территории стран-участниц Конвенции. В этом случае согласно ст.27 применяется законодательство государства, учреждение которого рассматривает дело. Кроме того, в данной статье установлено, что отношения супругов, касающиеся их недвижимого имущества, определяются по законодательству государства, на территории которого оно находится.

К личным и имущественным отношениям супругов при расхождении в регулировании правилами международного договора и ст.161 СК применяются правила международного договора (см. ст.6 СК и комментарий к ней). Например, если супруги - польские граждане проживают один в России, а другая - в Польше, а ранее совместно жили в России и имеют здесь денежные вклады, то при рассмотрении иска о разделе имущества супругов российский суд должен применить не российское законодательство, как это вытекает из п.1 ст.161 СК, а польское законодательство - в соответствии с приведенной выше ст.29 договора с Польшей.

Возникает вопрос о возможности избрания супругами законодательства, подлежащего применению к брачному договору или соглашению об уплате алиментов (п.2 ст.161 СК), иного, чем то законодательство, к которому отсылает норма международного договора. Например, если договор о правовой помощи предписывает применение к имущественным отношениям супругов, один из которых проживает в России, а другой - в Польше, российского законодательства как законодательства страны их последнего совместного места жительства, возможно ли применение польского законодательства, если супруги договорились о подчинении именно этому законодательству своих прав и обязанностей по уплате алиментов друг другу?

По-видимому, поскольку правило договора сформулировано вполне определенно и не допускает изъятий на основании соглашения сторон, применению в рассматриваемом случае подлежит российское законодательство, как это вытекает из договора.

6. Хотя договоры России о правовой помощи и Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. не содержат специальной нормы о признании и исполнении иностранных решений, вынесенных по правоотношениям супругов, такие решения могут быть признаны и исполнены, т.к. подпадают под действие общих правил договоров о признании и исполнении решений (ст.51-55 Конвенции и соответствующие статьи договоров). При этом должны быть соблюдены предусмотренные Конвенцией (договорами) условия признания и исполнения. Например, при исполнении в России решения украинского суда о разделе имущества супругов должно быть согласно ст.52 названной Конвенции установлено, что отсутствуют следующие основания для отказа в признании и исполнении: а) в соответствии с законодательством государства, на территории которого вынесено решение (т.е. Украины), оно не вступило в законную силу или не подлежит исполнению, за исключением случаев, когда решение подлежит исполнению до вступления в законную силу; б) ответчик не принял участия в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был своевременно и надлежаще вручен вызов в суд; в) по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию на территории государства, где должно быть признано и исполнено решение (т.е. России), было уже ранее вынесено вступившее в законную силу решение или имеется признанное решение суда третьего государства (например, Белоруссии), либо если учреждением этого (т.е. российского) государства было ранее возбуждено производство по данному делу; г) согласно положениям данной Конвенции, а в случаях, не предусмотренных ею, согласно законодательству государства, на территории которого решение должно быть признано и исполнено, дело относится к исключительной компетенции ее учреждения (если, например, украинским судом вынесено решение о недвижимом имуществе, находящемся в России); д) отсутствует документ, подтверждающий соглашение сторон по делу договорной подсудности; е) истек срок давности принудительного исполнения, предусмотренный законодательством государства, суд которого исполняет решение.

Комментарий к статье 162 кодекса

1. Статья 162 решает коллизионные вопросы установления и оспаривания отцовства (материнства). В отличие от правила ст.164 КоБС, по которой установление отцовства в РСФСР независимо от гражданства родителей и ребенка и места их жительства производилось по российскому законодательству, п.1 ст.162 СК подчиняет установление и оспаривание отцовства (материнства) законодательству государства, гражданином которого является ребенок по рождению. Поскольку на территории России речь чаще всего идет об установлении отцовства (материнства) в отношении детей, являющихся российскими гражданами, в подавляющем большинстве случаев будет практически, как и прежде, применяться российское право, а именно гл.10 СК, регулирующая установление происхождения детей (см. ст.47-53 СК и комментарий к ним). Однако отцовство (материнство) в отношении детей, являющихся иностранными гражданами, согласно п.1 ст.162 СК должно теперь устанавливаться в соответствии с законодательством государства их гражданства. Дети, таким образом, получают защиту по нормам законодательства страны своего гражданства.

2. Пункт 1 ст.162 СК указывает на гражданство детей по рождению. Поэтому приобретение ребенком впоследствии (к моменту установления отцовства) гражданства другого государства не влияет на подлежащее применению законодательство - им и в этом случае остается законодательство государства, гражданином которого ребенок был по рождению.

Согласно ст.14 Закона о гражданстве ребенок, родители которого на момент его рождения состоят в гражданстве России, является российским гражданином независимо от места рождения. Гражданство родителей, таким образом, автоматически распространяется на родившегося ребенка и является его гражданством по рождению. Для детей, лишь один из родителей которых является российским гражданином, действуют следующие правила ст.15 названного Закона: 1) если второй родитель - лицо без гражданства, ребенок является российским гражданином независимо от места рождения; 2) если второй родитель - гражданин иностранного государства, вопрос о гражданстве ребенка независимо от места его рождения определяется письменным соглашением родителей; при отсутствии такого соглашения ребенок приобретает российское гражданство, если он родился на территории России либо иначе стал бы лицом без гражданства. Находящийся на территории России ребенок, родители которого неизвестны, регистрируется в органах загса как российский гражданин (ст.16 названного закона), т.к. презюмируется, что его родители - граждане России. Российское гражданство согласно ст.17 Закона получают и родившиеся на территории России дети граждан других государств (бывших союзных республик, входивших в состав СССР по состоянию на 1 сентября 1991 г., или других иностранных государств), если эти государства не предоставляют ребенку своего гражданства. Гражданами России являются также родившиеся на ее территории дети, родители которых являются лицами без гражданства. Следует также иметь в виду норму ст.13 упомянутого Закона, согласно которой лица, родившиеся 30 декабря 1922 г. и позднее и утратившие гражданство бывшего СССР, считаются состоявшими в гражданстве РСФСР по рождению, если родились на территории РСФСР или если хотя бы один из родителей на момент рождения ребенка был гражданином СССР и постоянно проживал на территории РСФСР. Под территорией РСФСР в данном случае понимается территория РСФСР по состоянию на дату их рождения.

3. Коллизионные вопросы установления отцовства (материнства) получили разрешение в ряде международных договоров России о правовой помощи. В большинстве случаев предписывается, как и в п.1 ст.162 СК, применение законодательства государства, гражданином которого является ребенок по рождению. Так решен вопрос в ст.25 договора с Кубой, в ст.27 аналогичного договора с Монголией и в большинстве других договоров о правовой помощи, содержащих коллизионные нормы семейного права, а также в ст.31 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. Однако некоторые договоры о правовой помощи, например, договор с Румынией 1958 г., в отличие от п.1 ст.162 СК предписывают применение законодательства того из договаривающихся государств, гражданином которого является ребенок (ст.27 договора с Румынией). С учетом нормы ст.6 СК (см. комментарий к ней) в отношении ребенка, являющегося по рождению российским гражданином, но к моменту рассмотрения заявления об установлении отцовства ставшего румынским гражданином, следует применять не российское, а румынское законодательство.

4. Порядок установления или оспаривание отцовства (материнства) на территории России определяется согласно п.2 ст.162 российским законодательством: применению подлежат правила главы 10 СК, определяющие процедуру установления или оспаривания отцовства (материнства) - административную или судебную. Это относится и к тем случаям, когда в силу пункта 1 ст.162 СК применению подлежит иностранное семейное законодательство. В случаях, когда российское законодательство допускает установление отцовства (материнства) в органах записи актов гражданского состояния, например, при установлении отцовства лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, путем подачи отцом и матерью совместного заявления в загс (см. п.4 ст.48 СК и комментарий к нему), проживающие за пределами территории России родители ребенка вправе обращаться с заявлениями об установлении отцовства в дипломатические представительства или консульские учреждения Российской Федерации. Однако установление отцовства в указанном порядке допускается законом лишь тогда, когда хотя бы один из супругов является российским гражданином.

5. Поскольку ст.162 СК не содержит прямых указаний на признание решений об установлении отцовства (материнства), принятых иностранными учреждениями, признание таких решений осуществляется на общих основаниях, предусмотренных ГПК и другими актами процессуального законодательства, а также международными договорами России. Например, согласно п.1 ст.46 договора о правовой помощи с Венгрией вступившие в законную силу решения судов и органов по опеке и попечительству одной Договаривающейся стороны по делам неимущественного характера, если они не противоречат этому договору, признаются на территории другой Договаривающейся стороны без дальнейшего разбирательства, если никакой суд другой Стороны не вынес ранее по этому делу решения, вступившего в законную силу.

Комментарий к статье 163 кодекса

1. Норма ст.163 СК является новой: КоБС не содержал коллизионного правила о правах и обязанностях родителей и детей. На практике суды во всех случаях применяли российское законодательство.

Статья 163 СК, определяющая законодательство, подлежащее применению к правам и обязанностям родителей и детей, распространяется на взаимные права и обязанности родителей и детей, рожденных как в браке, так и вне брака. При этом алиментные обязательства охватываются данной нормой, если речь идет об обязательствах родителей по отношению к детям. Из формулировки ст.163 СК следует, что имеются в виду алиментные обязательства родителей по отношению к несовершеннолетним детям, а равно к нетрудоспособным совершеннолетним детям.

2. Права и обязанности родителей и детей, в том числе алиментные обязанности, подчиняются согласно ст.163 СК законодательству государства, на территории которого они имеют совместное место жительства. Таким образом, отношения родителей и детей, проживающих совместно в России, независимо от гражданства сторон определяются по российскому законодательству (см. гл.11, 12, 13, 16, 17 СК и комментарий к ним). В данном случае закон исходит из того, что отношения родителей и детей наиболее тесно связаны с законодательством страны их совместного места жительства.

Если стороны не имеют совместного места жительства и проживают в разных государствах, их права и обязанности определяются законодательством государства, гражданином которого является ребенок. Например, если мать ребенка - иностранного гражданина, проживающая вместе с ребенком за границей, обратится в российский суд и иском к отцу ребенка - российскому гражданину, проживающему в Москве, о взыскании алиментов на ребенка, суд при рассмотрении спора должен применять законодательство государства, гражданином которого является ребенок. Последний получит в данном случае средства на содержание в том же объеме и на тех же условиях, что и другие дети, имеющие гражданство того же государства.

Другой пример. При проживании матери с ребенком в России, а отца - за границей взыскание на ребенка алиментов с отца должно определяться российским судом по российскому законодательству, если ребенок - российский гражданин, и по законодательству страны гражданства ребенка, если ребенок - иностранный гражданин.

3. В отношении прав и обязанностей родителей и детей, включая алименты на детей, ст.163 СК допускает в интересах ребенка и иное решение вопроса: по требованию истца может быть применено законодательство государства, на территории которого постоянно проживает ребенок. Данная норма относится, как видно, к случаям, когда ребенок, имеющий гражданство одного государства, проживает на территории другого.

Применение законодательства страны места проживания ребенка закон связывает с наличием требования (просьбы) об этом истца. Отсюда следует, что при отсутствии такого требования суд не должен отступать от основных коллизионных правил ст.163 СК. Закон говорит также не об обязанности суда применять по требованию истца законодательство страны места жительства ребенка, и лишь о возможности такого применения. По смыслу закона должен приниматься во внимание тот факт, что законодательство страны места жительства ребенка действительно более благоприятно для ребенка. Здесь могут учитываться: способ взыскания алиментов (в процентном отношении к заработной плате ответчика или в твердой денежной сумме), сроки взыскания (до достижения 18 лет или до достижения экономической самостоятельности, как это принято в ряде стран), характер личных неимущественных отношений родителей и детей и т.п.

Принадлежность лица к гражданству того или иного государства, с которой ст.163 СК связывает решение вопроса о подлежащем применению законодательстве, должна определяться на момент вынесения решения. Поэтому если ребенок, являющийся по рождению гражданином одного государства, к моменту вынесения решения станет гражданином другого государства, определяющим следует считать это последнее гражданство.

4. По законодательству иностранных государств к отношениям родителей и детей, рожденных в браке, и к отношениям родителей и внебрачных детей нередко подлежит применению разное законодательство. Например, португальский ГК подчиняет отношения родителей и детей, рожденных в браке, общему национальному закону родителей, а при отсутствии такового - закону их обычного общего места жительства; при проживании родителей в разных государствах применяется национальный закон отца, и лишь в случаях, когда мать осуществляет в полном объеме родительскую власть - ее национальный закон (ст.57 ГК). Для отношений родителей и внебрачных детей здесь действует другая коллизионная норма.

Ряд законодательств при решении вопросов отношений между родителями и детьми исходит из гражданства детей. Например, согласно §45 венгерского закона о международном частном праве к таким отношениям, в частности, к праву детей на фамилию, к праву на содержание и управление их имуществом - за исключением содержания родителей - применяется личный закон детей (т.е. закон гражданства). В то же время допускается применение к отношениям между родителями и детьми, если последние являются венгерскими гражданами или проживают в Венгрии, венгерского закона, если он более выгоден для детей (§46). В некоторых странах, например, в Финляндии, личный закон ребенка применяется при отсутствии общего гражданства родителей. В Греции при отсутствии общего гражданства отца и ребенка законодательство (ст.18 ГК) исходит из их последнего общего гражданства, а при отсутствии такового - из национального закона отца. Согласно швейцарскому закону о международном частном праве 1987 г. отношения между родителями и детьми регулируются по общему правилу законодательством государства обычного местопребывания ребенка (ст.82). Законодательство иностранных государств в данной сфере чрезвычайно разнообразно и детально, обычно общее коллизионное правило дополняется многими другими.

5. Коллизионные нормы о правоотношениях родителей и детей содержит ряд договоров России о правовой помощи, а также Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. Так, согласно п.1 ст.32 данной Конвенции правоотношения родителей и детей определяются по законодательству той страны-участницы, на территории которой постоянно проживают дети. Несколько иначе решен вопрос в двусторонних договорах о правовой помощи. Здесь при совместном месте жительства, как правило, применяется законодательство государства, на территории которого они имеют совместное место жительства (ст.27 договора с Монголией, ст.25 договора с Болгарией, ст.30 договора с Эстонией и т.д.). Но при раздельном проживании родителей и детей часть договоров отсылает к законодательству страны гражданства ребенка (договоры с Болгарией, Венгрией, Румынией и др.), тогда как другие (например, с Вьетнамом, Монголией) - к законодательству страны места жительства ребенка. Некоторые двусторонние договоры о правовой помощи, в основном заключенные давно, выделяют правоотношения между внебрачным ребенком и его матерью и отцом, подчиняя их законодательству государства, гражданином которого является ребенок.

Как видно, регулирование коллизий в международных договорах несколько отличается от норм ст.163 СК. Если, например, при раздельном проживании родителей ребенка, являющегося вьетнамским гражданином и проживающего с матерью в России, ст.163 СК требует применения вьетнамского законодательства как законодательства страны гражданства ребенка, то договор с Вьетнамом требует применения российского законодательства, поскольку ребенок живет в России. Аналогичное расхождение существует и между правилом ст.163 СК и п.1 ст.32 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. При расхождении в регулировании применяется норма международного договора (см. ст.6 СК и комментарий к ней).

Надо вместе с тем иметь в виду, что стремление и договоров, и внутреннего семейного законодательства (ст.163 СК) обеспечить в первую очередь интересы ребенка приводит часто и при разном регулировании к сходным результатам. Так, ст.31 договора о правовой помощи с Польшей наряду с основным правилом о применении при раздельном проживании сторон к их правоотношениям законодательства страны гражданства ребенка содержит дополнительное правило, предписывающее применение законодательства страны места проживания ребенка, если оно для него более благоприятно. Договор же с Монголией (ст.27) кроме основного правила о применении в подобном случае законодательства страны, на территории которой ребенок имеет место жительства, содержит дополнительное правило о применении законодательства страны гражданства ребенка, если оно для него более благоприятно.

6. Признание и исполнение решений иностранных судов по правоотношениям родителей и детей, в том числе решений о взыскании алиментов, осуществляется в России при наличии международного договора, предусматривающего такое признание и исполнение: Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. и ряд двусторонних договоров России о правовой помощи допускают признание и исполнение иностранных судебных решений по семейным делам при соблюдении предусмотренных соответствующим международным договором условий (см. п.6 комментария к ст.161 СК).

Комментарий к статье 164 кодекса

1. Статья 164 СК определяет законодательство, подлежащее применению к алиментным обязательствам совершеннолетних детей в пользу родителей и к алиментным обязательствам других членов семьи; алиментные обязательства супругов и бывших супругов данной статьей не охватываются (см. ст.161 СК и комментарий к ней). Ранее подобной нормы российское законодательство не содержало.

Коллизионная норма ст.164 СК отсылает к законодательству государства, на территории которого стороны имеют совместное место жительства. При совместном проживании сторон в России должно, следовательно, применяться независимо от гражданства сторон российское законодательство (см. ст.87, 88 и гл.15 СК и комментарий к ним). На практике и ранее при отсутствии законодательного регулирования применялось в подобных случаях российское право.

При отсутствии совместного места жительства алиментные обязательства совершеннолетних детей и других членов семьи определяются исходя из гражданства лица, претендующего на получение алиментов. Закон исходит из того, что в таких случаях в защите своего национального законодательства (законодательства страны гражданства) в большей мере, чем совершеннолетние дети, нуждаются нетрудоспособные престарелые родители и другие претендующие на получение алиментов лица.

Если, например, сын нуждающегося престарелого отца уехал из России и живет за границей, иск проживающего в России отца, являющегося российским гражданином, к сыну о взыскании алиментов должен рассматриваться судом с применением российского законодательства, а именно ст.87 СК (см. комментарий к ней).

2. Законодательство ряда иностранных государств тоже выделяет коллизионные вопросы предоставления алиментов родственникам (кроме алиментов детям), подчиняя эти отношения, как правило, законодательству страны гражданства лица, претендующего на алименты (например, §47 венгерского закона о международном частном праве 1979 г., ст.21 турецкого закона о международном частном праве 1982 г.).

3. Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. (п.2 ст.32) и некоторые договоры о правовой помощи, устанавливая для рассматриваемых правоотношений специальное коллизионное регулирование, тоже исходят из необходимости защиты интересов нуждающихся истцов. Практика применения договоров, в частности, договора о правовой помощи с Польшей, заключенного в 1957 г., показала, что содержавшаяся в договоре общая норма ст.31 о правоотношениях родителей и детей не отражала специфику алиментных отношений между истцом - престарелым нуждающимся родителем и его взрослыми детьми, поэтому в 1980 г. данная статья договора была дополнена специальным правилом (п.4 ст.31). Согласно этому правилу по делам о взыскании алиментов с совершеннолетних детей применяется законодательство государства, на территории которого проживает лицо, претендующее на получение алиментов.

При расхождении в регулировании (ст.164 СК предписывает, если стороны живут в разных государствах, применение законодательства страны гражданства лица, претендующего на получение алиментов, а договоры - страны места его жительства) применяется правило международного договора (см. ст.6 СК и комментарий к ней).

Комментарий к статье 165 кодекса

1. В ст.165 СК решены коллизионные вопросы усыновления, включая и отмену усыновления. В основу регулирования положены нормы ст.165 КоБС с изменениями, внесенными Федеральным законом РФ от 7 марта 1995 г. (СЗ РФ, 1995, N 11, ст.939).

Усыновление на территории России иностранными гражданами российских детей производится согласно ст.165 СК в соответствии с законодательством государства, гражданином которого является усыновитель - будущий глава семьи, как правило, увозящий ребенка в свою страну. Применение при усыновлении соответствующего иностранного законодательства (о требованиях к усыновлению в отношении возраста, материального положения и т.п.) обеспечивает в дальнейшем стабильность усыновления в иностранном государстве.

При усыновлении ребенка супругами, имеющими разное гражданство, должны быть, очевидно, соблюдены требования, предусмотренные законодательством как государства, гражданином которого является муж, так и государства, гражданкой которого является жена. Если ребенок усыновляется лицом без гражданства, усыновление согласно п.1 ст.165 СК производится в соответствии с законодательством государства, в котором это лицо имеет постоянное место жительства.

Наличие гражданства (безгражданства) определяется на момент подачи заявления об усыновлении или его отмене (если ставится вопрос об отмене усыновления). При этом следует иметь в виду относящиеся к определению гражданства общие правила (см. п.2 комментария к разделу VII СК).

Отсылая к законодательству страны усыновителя, ст.165 СК предписывает соблюдение одновременно и требований российского законодательства (см. ст.124-126 и 129-132 СК и комментарий к ним), касающихся обеспечения при усыновлении интересов детей. Если требования соответствующего иностранного законодательства либо указанные требования российского законодательства не соблюдены, усыновление не должно производиться.

2. При усыновлении на территории России детей - иностранных граждан российскими гражданами применяется, исходя из общей коллизионной нормы п.1 ст.165 СК, российское законодательство (см. гл.19 и комментарий к ней). Следует учитывать и п.2 ст.169 СК, а также утвержденное Правительством РФ 15 сентября 1995 г. Положение о порядке передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление гражданам Российской Федерации и иностранным гражданам (СЗ РФ, 1995, N 39, ст.3768). Иностранное гражданство усыновляемых тоже учитывается при усыновлении; учреждение, производящее усыновление ребенка - иностранного гражданина, должно в соответствии с ч.3 п.1 ст.165 СК получить согласие законного представителя ребенка и компетентного органа государства, гражданином которого является ребенок, а также, если это требуется в соответствии с законодательством указанного государства, согласие ребенка на усыновление.

3. Правило п.2 ст.165 СК направлено на защиту прав усыновляемых детей и носит общий ограничительный характер: независимо от гражданства усыновителя (следовательно, и от подлежащего применению законодательства) при нарушении прав ребенка, установленных российским законодательством и международными договорами России (например, Конвенцией о правах ребенка - см. ВВС СССР, 1990, N 45, ст.955), усыновление не может быть произведено, а произведенное усыновление подлежит отмене.

4. Пункт 3 ст.165 СК предусматривает признание в России усыновления ребенка - российского гражданина, проживающего за границей, если оно произведено компетентным органом иностранного государства, гражданином которого является усыновитель. Требуется лишь установить, что орган исполнительной власти субъекта РФ, на территории которого ребенок или его родители проживали до выезда за границу, дал предварительное разрешение на усыновление. Аналогичное правило содержалось и в прежней редакции ст.165 КоБС, но если там речь шла о производстве усыновления органами государства, на территории которого проживает ребенок, то п.3 ст.165 СК говорит об органах государства, гражданином которого является усыновитель. Иначе определен и орган, дающий разрешение на усыновление.

Компетентность органа, производящего усыновление, о которой упоминается в п.3 ст.165 СК, определяется в иностранных государствах по-разному. Например, в Швейцарии усыновление производится в судах или административных органах по месту жительства усыновителя или супругов, совместно усыновляющих ребенка. Споры об усыновлении рассматриваются судами, компетентными по делам об усыновлении или оспаривании происхождения. Допускается усыновление в швейцарских органах и в том случае, когда усыновитель - швейцарский гражданин не имеет места жительства в этой стране, если усыновление в стране, где он живет, невозможно или нельзя разумно требовать, чтобы заявление об усыновлении было подано по месту жительства за рубежом (ст.75, 76 закона о международном частном праве 1987 г.).

Вынося решение об усыновлении, компетентные органы иностранных государств применяют действующие в их стране нормы, которые тоже различны. Здесь предписывается учитывать в том или ином варианте законодательство страны гражданства усыновителя и усыновляемого, а также страны, где производится усыновление. В ряде случаев отдельно регулируются условия и последствия усыновления.

Приведем в качестве примера регулирование коллизий при усыновлении в трех принятых сравнительно недавно законах о международном частном праве. Австрийский закон 1978 г. (§26) подчиняет условия усыновления закону гражданства каждого из усыновителей; если по законодательству страны гражданства ребенка требуется согласие последнего на усыновление или согласие третьего лица, применяется и это законодательство. Последствия усыновления подчинены законодательству, подлежащему применению к личным правоотношениям супругов. Турецкий закон 1982 г. в отношении способности к усыновлению и условий назначения усыновления предписывает применение для каждого участника закона страны гражданства, для последствий усыновления - закона страны гражданства усыновителя, а при усыновлении супругами - закона, регулирующего общие условия брака. По швейцарскому закону 1987 г. (ст.77) условия осуществляемого в Швейцарии усыновления определяются швейцарским правом. Однако принимаются во внимание и условия, предусмотренные законодательством страны места жительства или гражданства усыновителя или супругов - усыновителей, если выясняется, что в этих странах может быть отказано в признании принятого в Швейцарии решения об усыновлении, чем может быть нанесен серьезный ущерб интересам ребенка.

5. Договоры России о правовой помощи, как и Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г., решают коллизионные вопросы усыновления в общем единообразно. Как и в ст.165 СК, в них предписано применение законодательства государства, гражданином которого является усыновитель. Если ребенок имеет гражданство другого государства, при усыновлении или его отмене необходимо получить согласие законного представителя и компетентного государственного органа, а также согласие ребенка, если это требуется по законодательству государства, гражданином которого он является. При совпадении общих принципов решения коллизионных вопросов усыновления в ст.165 СК и в международных договорах существуют и расхождения в регулировании. Так, в договорах о правовой помощи отсутствует норма, аналогичная норме ч.2 п.1 ст.165 СК, - отсылка в соответствующих случаях к законодательству страны гражданства усыновителя не соединена с предписанием соблюдения одновременно и требований законодательства другого государства. Возникает вопрос о необходимости соблюдения требований ч.2 п.1 ст.165 СК при усыновлении российских детей гражданами государств, с которыми имеется договор о правовой помощи или Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г., решающие коллизионные вопросы усыновления. Видимо, следует исходить из общего правила о преимуществе нормы международного договора (см. ст.6 СК и комментарий к ней). Однако это общее правило должно действовать в данном случае применительно к решению вопроса о подлежащем применению материальном праве. Процедура же усыновления договорами не регулируется, поэтому здесь действуют правила внутреннего законодательства (например, правила ст.125, 126 СК).

6. Статья 165 СК в отличие от ранее действовавшего законодательства не содержит норм, предоставляющих возможность усыновления детей, являющихся российскими гражданами и проживающих за границей, в консульских учреждениях Российской Федерации. Это связано с изменением порядка усыновления детей: согласно ст.125 СК усыновление должно производиться судом по правилам, предусмотренным ГПК. Однако до введения судебного порядка усыновления в действие (см. п.2 ст.169 СК и комментарий к нему) продолжала действовать ст.32 Консульского устава СССР. Поэтому усыновление детей, являющихся российскими гражданами и проживающих за границей, могло быть до введения в действие судебного порядка усыновления осуществлено и в консульских учреждениях России.

7. Правила ст.165 СК применяются соответственно к удочерению.

Комментарий к статье 166 кодекса

1. Отсылки в коллизионных нормах раздела VII СК к семейному законодательству иностранных государств ставят перед работниками судов, органов записи актов гражданского состояния и иных органов, применяющих иностранное право, непростые задачи. Если российское законодательство они обязаны знать ех officio, то требовать от них знания иностранного права нельзя. Тем не менее это право в силу отсылки соответствующей коллизионной нормы должно быть применено.

В связи с этим возникает ряд вопросов: 1) об обязанности суда или иного органа применять иностранное семейное право по своей инициативе, независимо от того, ссылаются ли на него стороны; 2) о порядке установления содержания иностранного семейного права; 3) о толковании норм иностранного законодательства; 4) о последствиях неустановления содержания или неправильного применения иностранного права.

По смыслу п.1 ст.166 СК обязанность применения иностранного семейного права, если это следует из коллизионных норм раздела VII СК, существует независимо от того, ссылаются ли стороны на это иностранное право. Применяющий иностранное право орган делает это по своей инициативе, если только в самом законе не установлено иное (см. ст.163 СК и п.3 комментария к ней). Содержание соответствующей нормы иностранного права устанавливается в соответствии с ее официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве. Информация о таком толковании, практике и доктрине, если ее не предоставят стороны, может быть получена в Министерстве юстиции Российской Федерации, которое осуществляет организационное руководство работой судов и органов записи актов гражданского состояния и на которое возложены функции предоставления информации о праве во всех договорах России о правовой помощи и в Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г.

Информацию можно получить и в соответствующих консульских учреждениях России за рубежом, можно привлечь и экспертов в области иностранного права - работников соответствующих учреждений и научных институтов. Ценным может оказаться содействие сторон и других заинтересованных лиц, представляющих в обоснование своих требований и возражений документы, подтверждающие содержание норм иностранного семейного права.

Толковаться норма иностранного семейного права должна так же, как она толкуется "у себя на родине", т.е. в соответствующем иностранном государстве (учитывается официальное толкование, судебная практика, доктрина). Информация о толковании может быть получена тем же путем, что и информация о самом законе.

При неустановлении несмотря на предпринятые меры содержания иностранного семейного права применяется (согласно п.2 ст.166 СК) российское законодательство. Это правило, однако, установлено на случай действительной невозможности получить информацию, оно может быть применено, лишь если все пути такого получения исчерпаны.

Следует также иметь в виду, что неправильное применение коллизионной нормы и иностранного семейного права, к которому она отсылает, может послужить основанием для отмены или изменения судебного решения.

Комментарий к статье 167 кодекса

1. Предусмотренная в ст.167 СК норма известна во всем мире как оговорка о публичном порядке (ordre public). В силу этой оговорки иностранное право, к которому отсылает коллизионная норма, не применяется, если такое применение противоречило бы публичному порядку данной страны. Как видно, норма ст.167 СК может ограничивать действие коллизионных норм раздела VII СК. Хотя КоБС тоже включал статью аналогичного содержания (ст.169), до последнего времени она практически не действовала ввиду применения в российском коллизионном семейном праве, как правило, отсылок к российскому законодательству. С расширением применения иностранного семейного права, увеличением числа отсылок к нему в коллизионных нормах раздела VII СК значение нормы о публичном порядке должно возрасти.

Оговорка о публичном порядке содержится в праве всех без исключения государств, во многих из них она выражена в законодательстве, в частности, в законах о международном частном праве, в ГК или СК (Австрия, Бразилия, Венгрия, Германия, Греция, Италия, МНР, Польша, Португалия, Сирия, Таиланд и т.д.). Отсутствие специальной нормы в законодательстве не мешает государствам (США, Франции и др.) широко применять оговорку о публичном порядке на практике. Данная оговорка включается и в международные договоры, она отражена в ряде договоров России о правовой помощи, а также в Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. Доктрина повсеместно признает необходимость оговорки о публичном порядке, имея в виду, что отсылка коллизионной нормы формулируется широко и может привести к применению законодательства любого иностранного государства, возможно, с весьма далекой правовой системой.

2. Содержание понятия "публичный порядок" понимается по-разному. В законодательстве разных стран и даже в самом российском законодательстве, как и в международных договорах, применяются разные формулировки. Но во всех случаях речь, очевидно, идет об основах, т.е. основополагающих принципах правопорядка. Здесь следует обращаться к Конституции РФ, в частности, к гл.2 "Права и свободы человека и гражданина". Например, основополагающим принципом можно считать закрепленное в ст.19 Конституции РФ равноправие мужчины и женщины. Основные начала семейного законодательства отражены и в ст.1 СК (см. комментарий к ней).

Однако необходимо учитывать, что в ст.167 СК речь идет не об общей оценке действующего в иностранном государстве законодательства в области брака и семьи, а о возможности применения конкретных норм этого законодательства к конкретным ситуациям. В этой статье, как и в ранее действовавшей ст.169 КоБС, говорится о противоречии основам правопорядка не самих иностранных законов, а их применения в России. Например, нормы иностранного права, допускающие полигамию, противоречат основным принципам российского семейного права, но это не означает, что полигамные браки, заключенные в стране, где они признаются, не могут порождать юридических последствий, признаваемых в нашей стране; нельзя, в частности, возражать против признания алиментных обязательств членов полигамной семьи.

3. Отказ в применении нормы иностранного семейного права на основании противоречия основам правопорядка России влечет за собой согласно ст.167 СК применение соответствующего российского законодательства.

 

 


читать далее

Содержание

Комментарий к Семейному кодексу РФ
 - Раздел I. Общие положения
 - Глава 1. Семейное законодательство
 - Глава 2. Осуществление и защита семейных прав
 Раздел II. Заключение и прекращение брака
 - Глава 3. Условия и порядок заключения брака
 - Глава 4. Прекращение брака
 - Глава 5. Недействительность брака
 Раздел III. Права и обязанности супругов
 - Глава 6. Личные права и обязанности супругов
 - Глава 7. Законный режим имущества супругов
 - Глава 8. Договорный режим имущества супругов
 - Глава 9. Ответственность супругов по обязательствам
 Раздел IV. Права и обязанности родителей и детей
 - Глава 10. Установление происхождения детей
 - Глава 11. Права несовершеннолетних детей
 - Глава 12. Права и обязанности родителей
 Раздел V. Алиментные обязательства членов семьи
 - Глава 13. Алиментные обязательства родителей и детей
 - Глава 14. Алиментные обязательства супругов и бывших супругов
 - Глава 15. Алиментные обязательства других членов семьи
 - Глава 16. Соглашения об уплате алиментов
 - Глава 17. Порядок уплаты и взыскания алиментов
 Раздел VI. Формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей
 - Глава 18. Выявление и устройство детей, оставшихся без попечения родителей
 - Глава 19. Усыновление (удочерение) детей
 - Глава 20. Опека и попечительство над детьми
 - Глава 21. Приемная семья
 Раздел VII. Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства
 - Раздел VIII. Заключительные положения